Адвокат не виноват? В суде Приморского края обсуждают вердикт присяжных

Громкое дело организованного преступного сообщества, совершившего ряд рейдерских захватов собственности во Владивостоке и Артеме с 2007 по 2009 год, подходит к концу: присяжные вынесли вердикт. Их ответы на 178 вопросов сейчас обсуждают в процессе — среди ответов встречаются и парадоксальные, — сообщает Saytoday.

Это уголовное дело, известное как «дело ОГАТа», фактически началось после убийства 6 мая 2009 года коммерческого директора и совладельца транспортной компании ОГАТ Игоря Оганесяна — имевшиеся на тот момент разрозненные уголовные дела слили в одно производство, передав в следственный комитет, а оперативное сопровождение возложили на сотрудников ГУ МВД в ДФО. Стало очевидно, что речь об ОПС — организованном преступном сообществе.

Уже в июне дело было раскрыто: 12 человек были арестованы, но тринадцатый, которого считали организатором и главарем ОПС, Сергей Санжаров, сумел скрыться. Объяснить это легко: Санжаров — сын бывшего судьи краевого суда в почетной отставке и в течение всей своей деятельности обладал обширными связями в правоохранительных органах, что способствовало и волоките при расследовании прежних эпизодов деятельности этого ОПС — нападений на лиц, имевших отношение к захватываемой собственности, либо к самому процессу захвата. Среди подвергавшихся нападениям были коммерсанты, адвокат, судья арбитражного суда, замначальника регистрационной службы, полицейский следователь и военный прокурор. Среди арестованных также оказались коммерсанты, адвокат, тренер по восточным единоборствам и лица без определенных занятий, проще говоря — бандиты. А в отсутствие Санжарова, считающегося организатором и лидером ОПС, роли его главных подельников обвинение возложило на Артура Щедрина и Виталия Береговского, первый из которых был бизнесменом с обширными связями в деловых, силовых и криминальных кругах, а второй — известным адвокатом.

На счету инкриминируемых преступному сообществу рейдерских захватов кроме ОГАТа еще несколько эпизодов. Первый из них — захват компании «АртемИнвестСтрой», хозяин которой г-н Евграфов с 2005 года числится пропавшим без вести. Второй — имущество ЗАО «Фаркон», а именно квартиры в новом доме на ул. Нижне-Портовой, 6-г, причем, хозяин фирмы г-н Первухин был убит вместе с супругой, но их убийство подсудимым не вменялось. И третий эпизод — собственно транспортная компания ОГАТ с ее обширной территорией и имущественным комплексом, контроль над которым рейдеры получили, но продать его подставным хозяевам, как рассчитывали, не смогли — сделка была оспорена, что и стало поводом к убийству Оганесяна с целью запугать остальных совладельцев компании.

Всего в уголовном деле, переданном в суд в декабре 2011 года, фигурировали 13 человек и множество преступных эпизодов. Одного фигуранта, Валерия Марченко, исполнявшего роль подставного директора ООО «Компания ОГАТ», осудили в особом порядке, как полностью раскаявшегося и признавшего вину. Сергей Санжаров поныне не разыскан, а 11 человек оказались на скамье подсудимых в нынешнем процессе. Всем им вменялось участие в ОПС, но детали обвинения разнились: «силовому крылу» в составе Алексея Титкова, Александра Молчанова, Андрея Ковалева и еще 5 молодых парней, вменяются именно «силовые акции» — избиения, убийства, взрыв гранаты на подворье дома одного из коммерсантов, — а «штабному крылу» в составе Виталия Береговского, Артура Щедрина и Дениса Дешевых, вменяли фальсификацию документов и мошенничества. Но — в составе все того же организованного преступного сообщества.

Всего перед коллегией присяжных были поставлены 178 вопросов о роли каждого из подсудимых в инкриминируемых ОПС эпизодах, рассмотренных судом, где главный вопрос звучал: «считается ли эпизод такой-то доказанным?», а следующие вопросы, при утвердительном ответе на вопрос о доказанности эпизода: «виновен ли подсудимый имярек в совершении указанных преступлений по данному эпизоду?», а если виновен, то «заслуживает ли подсудимый имярек снисхождения?».

Парадоксальность нынешней ситуации, отмеченная при обсуждении вердикта, в том, сообщает Saytoday, что по нескольким эпизодам, где фигурировал подсудимый Береговский, сами эпизоды все присяжные признали доказанными, но при этом указали, что подсудимый не виновен в совершении указанных в каждом эпизоде преступлений. Такой вердикт вызвал у юристов противоречивые эмоции: ведь если, к примеру, эпизод с изготовлением фальшивых бумаг для несостоявшегося собрания учредителей ООО «Компания ОГАТ» признан доказанным и бумаги составлял именно Виталий Береговский, то как он может быть не виновен в этих фальсификациях? Обывательскому и даже юридически просвещенному уму это не понять. Но если помнить, что на защиту Виталия Береговского поднялся едва ли не весь краевой «цех» адвокатов, а обвиняемый в организации ОПС — сын заслуженного судьи, бывшего зампредседателя краевого суда, то можно предположить, что немалую роль сыграла т.н. «корпоративная солидарность», когда защитники вопреки здравому смыслу убеждали присяжных, что подсудимый «всего лишь» отстаивал интересы клиента как адвокат, а ни о каких преступных намерениях знать не знал и не догадывался. Чем-либо иным, кроме такой солидарности, объяснить парадоксальный вердикт присяжных трудно. И тем паче нелегко придется суду, — а процесс ведет другой заместитель председателя Приморского краевого суда, Его Честь Игорь Попов, — определяться со степенью ответственности подсудимого Береговского за его «невинное» участие в доказанных преступных деяниях.

Возникает вопрос: не является ли подобная «солидарность» правозащитников страховкой для рейдеров? Ведь во Владивостоке и Приморье не редкость захваты имущества, когда прокуроры и судьи на все обращения пострадавших собственников лишь разводят руками — мол, хоть по сути и явное рейдерство, но формально законное? Даже без убийств. Пока.

 

ФОТО

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: