За решеткой заключенным становится слишком хорошо

500 жалоб в год получает приморский защитник по правам человека на действия сотрудников правоохранительных органов. 18 июня на пресс-конференции Владимир Ушаков рассказал, почему за решетку пора отправить переводчиков, пытали ли на самом деле приморского партизана Никитина и почему детей просят не выпускать из колонии собственные родители?

Ежегодно они совершают около 80 поездок по местам заключения — в следственных изоляторах и колониях правозащитников обычно очень ждут. Заключенные жалуются не только на меню и лечение — иногда омбудсмену сообщают о пытках и психологическом давлении. Самый яркий пример последних дней — интервью так называемого «приморского партизана» Алексея Никитина. Его в своем ЖЖ недавно опубликовал журналист Аркадий Бабченко:

«29 июля 2010 года, когда я пришёл в прокуратуру Кировского района, чтобы подать заявление, меня оттуда в три часа дня забрали, привезли во Владивосток, по дороге избивали, в Уссурийск ещё завезли на часик, избили конкретно, а когда сюда привезли — зафиксировали наручниками, и всё, после этого надевали пакет на голову, я курил тряпку через противогаз, то есть мне надели противогаз, в шланг напихали тряпки, подожгли».

Задолго до публикации в Интернете это обращение о пытках в оперативно-розыскной части прочел уполномоченный по правам человека Владимир Ушаков.

Владимир Ушаков, уполномоченный по правам человека в Приморском крае: «Вот поступило такое заявление от Никитина. По сути, здесь то же, что и в публикации. По каждому обращению мы обращались в адрес следственного управления. В итоге та информация, которая была заявлена от имени Никитина, не подтвердилась».

Проблемы у правозащитников с иностранными заключенными. У некоторых даже пожаловаться не получается — только жестами.

Александр Смышляев, заместитель руководителя общественной наблюдательной комиссии за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания: «Мы буквально на днях выезжали в СИЗО №2, где находятся под следствием 7 китайских граждан. При таких условиях, где находятся иностранцы, должны быть созданы услуги переводчика».

В колонию для несовершеннолетних во Врангеле омбудсмен тоже регулярно наведывается. Здесь от жалоб скорее отдыхает. Пугает другое — за решеткой становится слишком хорошо.

Владимир Ушаков, уполномоченный по правам человека в Приморском крае: «Питание шикарное, одежда, спортплощадка, компьютеры — все есть. Когда я там был, начальник воспитательной колонии говорил о том, что родители порой обращаются с просьбой не выпускать, потому что дома жить негде, условия плохие, работать негде».

А вот заключенные женской исправительной колонии скоро смогут, отбывая срок, дистанционно получать высшее образование, объявили правозащитники. Учеба за решеткой обойдется значительно дешевле, чем на воле — 14 000 рублей за семестр.