В орехово-промысловых зонах Приморья — большой урожай

В орехово-промысловых зонах Приморья, взятых при поддержке WWF в аренду в недревесное пользование — большой урожай. Но для развития комплексного освоения лесных ресурсов необходимо существенное изменение законодательства, — сообщает пресc-секретарь Амурского филиала WWF России Елена Старостина.

Кедрово-широколиственные леса Дальнего Востока являются домом амурского тигра, местом традиционного образа жизни коренных малочисленных народов, основой природопользования для таежных поселений и уникальным объектом для сохранения климата на планете. С 2007 года при поддержке Всемирного фонда дикой природы (WWF) более 600 тысяч гектаров ценных лесов Приморья – Бикинской, Восточной, Мельничной и Кокшаровской орехово-промысловых зон (ОПЗ) — были переданы в аренду на срок до 49 лет для заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений. Так на территории лучших нетронутых кедровников появились арендаторы, кровно заинтересованным в сохранении «деревьев-кормильцев» и получения максимальной выгоды не от ведения рубок, а от комплексного освоения недревесных ресурсов. В ситуации, когда даже статус защитных лесов не мог спасти их от уничтожения, а кедр рубили повсеместно, такие аренды стали историческим событием и для лесного хозяйства, и для охраны природы.

В этом году, впервые после взятия ОПЗ в аренду в недревесное лесопользование, в Приморье наступил настоящий урожайный год, и начался промышленный сбор кедрового ореха. Какие надежды возлагают таежники на урожай и с какими проблемами сталкиваются – с этими вопросами в конце октября журналисты приморского экологического пресс-клуба «Последняя среда» побывали в Мельничной орехово-промысловой зоне. Кедровники здесь действительно уникальны: редкие для Дальнего Востока стопроцентные кедрачи занимают значительные площади и сконцентрированы в единый массив.

Не смотря на то, что арендатором 22 тысяч га Мельничной ОПЗ является Красноармейский РЗОП, хозяином этой территории можно назвать общественную организацию охотников и рыболовов «Сидатун», управляющую ей непосредственно из села Мельничное. «Сидатун» объединяет 150 охотников из сел Мельничное, Таежное, Молодежное, имеет в аренде 360 тысяч га охотугодий, включая Мельничную ОПЗ, и, по сути, выполняет роль единственного градообразущего предприятия этих поселений. Именно охотникам в 2008 году с участием WWF России удалось отстоять территорию Мельничной орехово-промысловой зоны от рубок, и сейчас по договору с Красноармейским РЗОП «Сидатун» осуществляет охрану кедрачей от пожаров, браконьерства и занимается заготовкой пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений. Кедровый орех – основной ресурс, который может принести доход как селянам, так и организации.

«Сегодня мы ведем промышленную заготовку в разрешенных объемах согласно лесной декларации, — говорит председатель правления ОО и Р «Сидатун» Олег Юшкин, наш проводник по территории орехово-промысловки. – Два года, которые мы оплачивали за аренду, не были урожайными. Законодательство разрешает заготовить недоиспользованный лимит прошедших двух лет, поэтому в этом году мы можем заготовить порядка 240 тонн ореха, и, либо продать его в пределах нашей страны, либо, при получении экспортной лицензии, экспортировать за рубеж».

Наши опасения, останется ли что в лесу при таком интенсивном сборе зверушкам, оказались напрасны. Как считает руководитель охотхозяйства, сейчас люди собрали меньше 1 процента от биологического запаса ореха. Основной же кормовой запас уйдет под снег либо останется на деревьях. Кроме того, в основном сбор ведется в относительно доступных местах, где есть возможность вывезти шишку. В этом есть и своим плюсы для животных: зимой меньше будут выходить к дорогам и попадать под выстрел.

«Природа распорядилась так, как посчитала нужным: частично сбросила шишку для человека, а основная масса осталась на прокорм животным. Это тот орех, который будет понемножку падать всю зиму. Пушные зверушки будут собирать то, что есть наверху, а копытные, в частности, кабан, будет жировать всю зиму под кедром, и весной даст большой приплод. Как правило, после урожая ореха происходит и пик численности пушного зверя – соболя и белки. А это наш основной охотничий ресурс, так что жди удачной охоты», — говорит Олег Юшкин.

К урожайному году готовились заранее. Для заготовки ореха при поддержке Всемирного фонда дикой природы ОО и Р «Сидатун» были приобретены шишкодробилки, электронные весы, влагомеры, сушильная камера. С начала октября на базе для первичной переработки и временного хранения ореха на Синей сопке кипит работа. Шишка сама, что называется, падает в руки. Самое тяжелое — собрать ее под кедром и вынести мешки на базу или на минерализованную полосу, откуда на вездеходе их доставляют на переработку. Как поясняет старший этого участка Сергей Шаров, за день можно перемолоть до трех тонн ореха.

«К сожалению, закупочные цены оставляют желать лучшего. Потому что если наш урожай можно отнести к среднему, то в соседнем Китае, как говорят сами представители китайских переработчиков и экспортеров, он просто небывалый, — говорит Олег Юшкин. — Очень большой урожай в Сибири. Поэтому рынок перенасыщен кедровым орехом, и российские переработчики, которые раньше могли составлять конкуренцию китайским, сегодня ведут себя очень осторожно, опасаясь, что дешевое ядро из Китая придет на наши российские рынки. Ведь купить — это одно, а завтра его надо продать. И чтобы продать большие объемы, надо снижать цены, чтобы продукт был доступен для потребителя. Перенасыщение рынка сказывается и на закупочной цене, она сегодня очень низкая». В любом случае для многих жителей Мельничного этот сезон – единственная возможность заработать средства на жизнь, либо просто подработать. Для одних это будет существенная прибавка к пенсии, для других – единственный источник дохода на сегодняшний день. По инициативе ОО и Р «Сидатун» решено в районе 5 км от села Мельничное заготовки не проводить, оставив припоселковые кедрачи для местных жителей. Однако большой урожай привлек в орехово-промысловую зону много и пришлого народа. Ведь сегодня cбор орехов разрешен каждому гражданину в любом месте. Егерская служба охотхозяйства регулярно объезжает угодья, ведет журнал учета — в каком ключе, в каком квартале кто стоит. Но вопрос незащищенности арендатора пищевых лесных ресурсов явно требует системного решения.

«Лесопромышленник, взявший в аренду лес, никого туда не пускает для рубок. В лесу же, взятому под заготовку пищевых ресурсов, разрешается сбор без ограничений любому гражданину. То есть, одни платят аренду, вкладывают средства в охрану территории, а другие просто пользуются дарами природы», — недоумевает Олег Юшкин.

Но главная проблема, которая существует сегодня в законодательстве — это непомерно большая плата за ресурс, которая делает его стоимость фактически запредельной. Так, в Мельничной орехово-промысловой зоне цена только за право сбора ореха достигала 13 рублей. Помимо этого, арендные отношения обязывают арендатора заниматься охраной этой территории, приобретать пожарный инвентарь, спецтехнику, прокладывать минерализованные полосы, ухаживать за ними, а значит, добавляются расходы на ГСМ, запчасти, заплату егерьской службе.

«Пока большую часть затрат взял на себя Всемирный фонд дикой природы (WWF), ведь самому обществу охотников и рыболовов без существенного развития данной сферы деятельности такие расходы явно не потянуть. Чтобы добиться такого развития, а в результате и главной цели — комплексного освоения орехово-промысловой зоны как альтернативы рубкам в ценных лесах — явно требуется прямой выход заготовителей-арендаторов на основных переработчиков и потребителей данной продукции. Благодаря уже достигнутым соглашениям с крупнейшим потребителем кедрового ореха в США, ответственные арендаторы уже могут в этом заготовительном сезоне помимо рыночной цены за орех получить добавочную стоимость, покрывающую расходы на содержание такой аренды, — говорит координатор по комплексному лесопользованию Амурского филиала WWF России Евгений Лепёшкин. — Существенное изменение законодательства является другой серьезной задачей, которую необходимо решать нам вместе с общественностью и ответственным бизнесом в сфере пищевых лесных ресурсов, чтобы сделать этот сектор лесопользования действительно рентабельным, устраивающим все вовлеченные стороны».

«С моей точки зрения, правильно заплатить государству один раз за право заключения договора аренды, выигранное в честной борьбе с другими претендентами на аукционе. А в дальнейшем, при наличии урожая, – подавать лесную декларацию согласно разрешенным к промышленной заготовке объемам и оплачивать ресурс уже по единым ставкам, установленным государством — 1,5 рубля за килограмм ореха в Приморском крае. При таких условиях можно будет говорить о возможности серьезного развитии лесопользования по пищевым лесным ресурсам», — полагает Олег Юшкин.

В ноябре 2010 года, накануне проведения Международного тигриного саммита, было достигнуто главное — кедр корейский был внесен в список пород, заготовка которых запрещена. Но это не первый и не последний шаг на пути сохранения кедровников. В июле этого года в ходе переговоров Президента РФ Дмитрия Медведева и Федерального канцлера ФРГ Ангелы Меркель был подписан Меморандум о взаимопонимании в отношении содействия реализации проекта «Охрана действенных лесов реки Бикин для уменьшения влияния изменений климата», осуществляемого в соответствии с Киотском протоколом.

«В августе Всемирным фондом дикой природы — WWF Германии и WWF России — был запущен новый климатический проект уже на территории всех кедрово-широколиственных лесов Дальнего Востока России, осуществляемый при поддержке Министерства окружающей среды, охраны природы и ядерной безопасности Германии (BMU) и Банка развития Германии (KFW) в рамках международной климатической инициативы. То есть, сохранение кедрово-широколиственных лесов стало делом государственной, даже межгосударственной важности, и нашло поддержку на самом высоком уровне, — говорит координатор по комплексному лесопользованию Амурского филиала WWF России Евгений Лепёшкин. – Сейчас, когда партнерами WWF уже взяты в аренду кедрово-широколиственные леса на площади более 600 тысяч га и появились «первые ласточки», которые пытаются развивать бизнес на основе устойчивых ресурсов – ореха кедрового, папоротника, элеутерококка, необходимо устранить административные и законодательные барьеры, препятствующие развитию этого перспективного направления — устойчивого лесопользования без рубок». Поддержка на государственном уровне развития комплексного освоения пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений WWF считает необходимым условием для сохранения кедрово-широколиственных лесов, амурского тигра и социального благополучия жителей таежных регионов Дальнего Востока.