В исправительных колониях Приморья такие условия, что заключенные не хотят на волю

В пресс-центре «Комсомольской правды» об условиях жизни в местах не столь отдаленных рассказали уполномоченный по правам человека в Приморском крае Владимир Ушаков и руководители общественной наблюдательной комиссии за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Владимир Найдин и Александр Смышляев.

Приморский омбудсмен рассказал журналистам о том, что каждый год аппарат уполномоченного получает в среднем около 500 различных жалоб из-за решетки. Большинство обращений вызвано волокитой и бездействием должностных лиц в правоохранительных органах, жалуются также на различные процессуальные нарушения во время рассмотрения уголовных дел. Очень редко подтверждаются жалобы по поводу пыток или психологического воздействия в отношении подследственных. А сидельцы недовольны условиями содержания, тюремной медициной и меню.

Нашумевшее в прессе интервью, в котором один из приморских «партизан» обличает своих тюремщиков в различных издевательствах прокомментировал Владимир Ушаков:

— Мы проверяли условия содержания Алексея Никитина по его жалобе. Подтвердилось заявление о том, что камера в антисанитарном состоянии и не отапливается. После нашего вмешательства в камере сделан ремонт. Потом он еще пожаловался на отсутствие телевизора, технику также установили в камере. А что касается заявления о том, что его голого поливали водой из брандспойта, оказалось, что контролеры были вынуждены это сделать, так как Никитин поджег на себе одежду.

Была жалоба от заключенной, которая требовала домашнее питание, поскольку больна хроническим гепатитом. Но в этой претензии отказали. Узников и так хорошо кормят. К примеру, в шкотовской колонии для несовершеннолетних на завтраки, обеды и ужины тратят почти столько же, как в детских пришкольных лагерях – около 153 рублей в день. Сильно преувеличены и слухи об отсутствии медицинской помощи в местах лишения свободы. Наверное, не случайно рецидивисты стремятся в очередную ходку попасть в специализированные колонии для туберкулезных больных или для наркоманов. Один заключенный имел право на досрочное освобождение из-за онкологического заболевания, но просить об этом не стал, сказав: «А кто меня будет на воле кормить и лечить?»

Гуманизм – оно, конечно, правильно. Вот только преступники вовсе перестали бояться попасть за решетку. А работают в местах лишение свободы лишь около 15 процентов зэков. Так что кормят, одевают и развлекают преступников за счет добропорядочных граждан. Кому в самом деле приходится не сладко, это преступившим закон иностранным гражданам. Владимир Найдин рассказал:

— В СИЗО №2 мы встретились во время проверки с семью взятыми под стражу гражданами КНР. Они никаких языков, кроме родного не знают. А среди сотрудников учреждения нет ни одного, кто владел бы китайским. Так что эти иностранцы даже пожаловаться не имеют возможности.