Журналист из Уссурийска \»получила\» многомиллионное наследство из Африки

Погибшая африканская родня «оставила» журналистке из Уссурийска Марии Хроленко  в наследство 2,5 миллиона долларов.

Я тебя не знала, но я тебя любила

Не так давно мне на электронную почту пришло письмо. Официальный текст был написан на английском языке, но кто сейчас не знает английского? Цитировать полностью не буду, ограничусь кратким пересказом.

Автор письма представился Джеймсом Обехом, адвокатом из Ломе (Того). Его клиент, по совместительству мой родственник Петр Хроленко (впервые слышу), трагически погиб в автокатастрофе вместе с женой и детьми.

Здесь бы мне расстроиться и пособолезновать неизвестной, но все-таки родне, но, читая дальше, я это желание в себе заглушила. Оказывается, мой неизвестный родственник оказался богатеньким дядей. Покинув этот бренный мир, он оставил бесхозными два с половиной миллиона долларов и (о чудо!) я ― единственная наследница.

Быстро прикидываю в уме, сколько это на наши деньги. В рублях получается больше 75 миллионов! Не слабо!

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… Я, оказывается, могу в долларах купаться, а вместо этого живу в Уссурийске от зарплаты до зарплаты.

Адвокат оказывается на редкость честным и добропорядочным. Он обещает, что будет всячески способствовать мне в получении полагающихся миллионов и просит откликнуться. В конце письма указывает адрес электронной почты, номер телефона и факса, чтобы я могла с ним связаться и убедиться в том, что он действительно существует.

Несостыковочка вышла

Письма от Джеймса Обеха долго ждать не пришлось. Оперативно работают африканские мошенники, однако.

Адвокат был очень рад, что я ответила согласием на его предложение. Он с оптимизмом сообщил мне, что практически все процедуры подготовки документов для перевода мне денег находятся на завершающей стадии. Но, вот незадача ― для того, чтобы поставить точку в официальных документах, ему требуется кое-какая информация о наследнице. Также он настоятельно посоветовал мне сохранять конфиденциальность и никому не рассказывать о нашей сделке.

Но поздно. О моей переписке уже знали все родственники и знакомые. Некоторые даже изъявили желание принять участие в ней.

Сочиняя новое письмо, я все-таки решила удовлетворить просьбу адвоката и сообщила свои данные: дата и место рождение, ФИО, возраст, национальность и семейное положение. Вместо серии и номера паспорта написала произвольные цифры.

Не заморачиваясь с переводом, отправила письмо на русском языке. Пусть сам мучается.

«Развести» не получилось

Отправила. Сижу радостная, жду ответа. Еще чуть-чуть ― и стану африканской миллионершей.

Ответ пришел на следующий день. Джеймс сообщил печальную весть: счет в банке арестован и ему нужна моя помощь. Мне надо выслать всего лишь 50 000 долларов и тогда я наконец-то смогу получить свои миллионы. Их мистер Обех перечислит на мой банковский счет, номер которого я ему предварительно сообщу. Схема гениальна и проста. Получается, потрачу 50 тысяч ― получу два с половиной миллиона. В теории.

На практике, скорее всего, это будет выглядеть так: мне придет следующее письмо, в котором будет описана еще какая-нибудь проблема со счетом или переводом денег. Чтобы ее разрешить, мне надо будет заплатить, допустим, 15 тысяч. Тут я, возможно, начну догадываться, что меня разводят, но я ведь уже потратила 50 тысяч, что мне стоит заплатить всего 15, когда на кону миллионы? Голос разума я буду игнорировать, продолжая искренне верить в реальность наследства. И так будет продолжаться, пока я не останусь не то что без двух с половиной миллионов долларов – без рубля в кармане.

Все стало на свои места! Настал кульминационный момент этой увлекательной переписки. В ответ на просьбу «адвоката» прислать деньги для разблокировки счета, я пообещала Джеймсу приехать в Того и передать их ему лично в руки. Так как у меня якобы всего 50 тысяч, то деньги на дорогу я решила просить у него, мол, с наследства все верну. Постскриптумом подписалась бедной Марией из далекой холодной России.

Больше Джеймс мне не писал.

Вот это размах!

Когда переписка прекратилась, я решила окунуться в просторы глобальной Сети, чтобы выяснить, присылали кому-нибудь еще подобные письма. Признаться была удивлена найденной информации. Оказалось, что таких миллионеров, как я ― пруд пруди. Сумма наследства у всех разная, колеблется, в основном, от 5 до 18 миллионов долларов. Стало даже немного обидно. Выходит, мой африканский дядя со своими двумя с половиной миллионами долларов был самым бедным?

Забавно, что кладезь наследств находится именно в Африке, где люди мрут от голоду. В народе этот вид мошенничества получил название «нигерийские письма» или же «афера 419». Что такое 419? Это статья уголовного кодекса Нигерии, о «мошенничестве с предварительным уведомлением».

Дорогой читатель, ты не поверишь, но оказалось, что такие «письма счастья» распространяются с 1980 года. Сначала они приходили обычной почтой в конвертах, но с появлением Интернета начали распространяться в электронном виде. На сегодняшний день это самый популярный способ интернет-мошенничества. За все время существования «аферы 419» африканцы развели доверчивых жителей цивилизованных стран на кругленькую сумму. Даже по самым скромным подсчетам она доходит до нескольких миллиардов долларов.

Наибольшее количество жертв наблюдалось в Америке ― там практически каждый третий верил в богатого родственничка. Американцы охотно высылали свои сбережения, брали кредиты и залезали в долговую яму, продолжая с завидным упорством слать деньги африканским «адвокатам». Здесь бы вставить культовую фразу Задорнова, да ведь жертвами неожиданной халявы стали не только они, но и жители других стран, в том числе и наши соотечественники.

Не забываем про осторожность

Еще один нерадостный факт ― наказать жуликов нереально. Про коррумпированность и криминализированность африканских государств ходят легенды. По одной из них, эти аферы поддерживаются на государственном уровне и являются одной из крупнейших индустрий в стране. Правда это или нет – неизвестно, но пока что из осевших в банках переведенных денег не удалось выцарапать ни копейки.

Кстати, выяснилось, что я не единственная, кто обратился к вымогателям с просьбой занять деньги. Нескольким ушлым россиянам даже удалось развести аферистов. Правда, на небольшие суммы ― в пределах 30 долларов,― но все равно приятно.

Тридцатилетняя история существования «аферы 419» знает несколько случаев, когда некоторых жертв, приехавших за «наследством», брали в заложники с целью выкупа. Были и совсем грустные исходы…

Не надо любить халяву настолько, чтоб быть готовым платить за нее любые деньги! Бесплатный сыр у нас где? Правильно. Поэтому, если и вам придет такое занятное письмецо, то просто проигнорируйте его.

Ну, в самом деле, откуда может найтись у вас родственник-миллионер в одной из самых бедных стран мира?
Прочитав письмо, я пытаюсь сообразить, где находится Того. Попытка заканчивается полным провалом ― да, в географии, признаться, не сильна. Интернет подсказывает, что Того ― это государство в Западной Африке, а Ломе ― столица этой страны. Теперь все понятно. Вернее понятно, но не все: очень уж подозрительное это письмецо. Во-первых, откуда взялся мой новый родственник, и каким образом его занесло в Африку?

Во-вторых, недоумение вызывает сам адвокат Джеймс и собственно его квалификация. Обычно грамотные адвокаты связываются с наследниками через консульство или посольство, а не по e-mail. Те, у кого есть электронная почта, знают, что паспортные данные или другие реквизиты, по которым возможно отследить родственную связь, при регистрации не указываются. Видимо, Джеймс очень постарался, чтобы выйти напрямую на меня.

Конечно, дядя Петр большой молодец, что позаботился о далекой российской родственнице, но адвоката ему явно нужно было выбирать получше. Тем более тот так фамильярно представляет своего умершего клиента ― нет бы по имени-отчеству…

Ну, и в-третьих, много вопросов к самому факту наследства. Учитывая всю вереницу братьев, дядей и других родственников, я, по логике вещей, должна являться наследницей не первой, а последней очереди.

Начхать на миллионы?

Несмотря на то, что факты мошенничества были налицо, письмо я решила не игнорировать и начала переписку. Все-таки не каждый день становишься жертвой международных аферистов. Стало весьма любопытно, как именно происходит развод.

В своем письме я пособолезновала моему горячо любимому дяде, а также его семье, столь рано ушедшей из жизни, но, несмотря на охватывающее меня горе, согласилась получить все его денежки, то есть вступить в права наследования. Никакой информации о себе не сообщала, намекнув, что пока достаточно лишь имени, фамилии и электронного адреса. Отвечала на английском языке.