25 лет назад в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС участвовали и приморцы. Видеорепортаж Елизаветы Голуб

26 апреля — День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах. Ровно 25 лет назад в этот день произошла авария на Чернобыльской АЭС. Самая крупная в мировой истории техногенная катастрофа. В Приморье сейчас проживает около тысячи человек, пострадавших от радиации. В том числе — чернобыльцы.

Респиратор и дозиметр. Это все что было у Рэма Ивановича, когда ему приказали отправиться в Припять. Тогда он служил в Киеве в химических войсках. О том, что на чернобыльской АЭС произошла авария, не знал до последнего. Когда узнал свою задачу — отвезти средства защиты в район станции, понял, что случилась трагедия.

Рэм Кузнецов, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС: «Там даже йода не было. Народ бежал. Электричками, автобусами. Я замерил, а там 50 рентген в час! За 4 км от станции. Я сразу понял, что тут дело серьезное».

Не было на станции и могильников. Рэм Иванович вспоминает — приходилось срочно рыть их по всей территории. Рабочие в просвинцованных фартуках лопатами собирали графитовые куски, выброшенные взрывной волной из реактора. Трудились посменно — по несколько минут, чтобы не получить смертельную дозу. Однако на бумаге у ликвидаторов аварии было не больше 25 бер (это 250 мЗв), иначе на их руководителей заводили уголовное дело. В реальности же — переоблучение, радиационные язвы и смерть.

Рэм Кузнецов, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС: «Это называется радиационный загар. Темно-коричневого цвета. Кожа отваливалась. Их отвозили в Москву. 27 человек на тушении пожара. Все они умирали в муках».

Две недели в Чернобыле не прошли даром и для Рэма Ивановича. За то, что дожил до 74, благодарит Бога. Но проблем со здоровьем масса. Говорит, эндокринная система не в порядке. Страдает диабетом, зрение почти село, проблемы с щитовидной железой. После работы на Чернобыле нужно было подлечиться. Начальник не дал добро — работать некому.

Рэм Кузнецов, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС: «После Чернобыля щитовидной железы нет у меня. Врач говорит уплотнения там. Могут быть опухоли».

В награду за труд на Чернобыле у Рэма Ивановича есть медаль «За спасение погибающих», благодарственная грамота и ежемесячная материальная компенсация — 226 рублей 10 копеек.

О том, что происходит сейчас на берегах Хонсю, говорит с грустью. Хватило Рэму Ивановичу одного Чернобыля. Теперь второй — совсем рядом. Когда видит по телевизору кадры с японской АЭС — вспоминает свою личную трагедию. Ведь как и фукусимские ликвидаторы, 25 лет назад в Припяти они сражались с невидимой смертью.

 

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: