Джигарханян окончательно разорвал сорок лет брака

Восьмидесятилетний Армен Джигарханян после сорока лет брака со своей законной женой развёлся с ней. Армен Борисович уже больше шести лет фактически не поддерживает никаких отношений со своей супругой, она ещё на закате девяностых годов уехала в Америку на ПМЖ. Вот только не долгая разлука подвигла Джигарханяна на такой капитальный шаг в его-то годы, а настоящая любовь к молодой пианистке Виталине Цимбалюк – Романовской, которая сначала трудилась заведующей музыкальной частью в театре, а вот с нового сезона она уже станет директором.

Из-за отношений с Виталиной раскололась труппа. Большинство работников театра винили молодую особу в том, что она всё время сеяла раздор внутри коллектива. Кто-то решил больше не терпеть разборку отношений и уволился, а другие объединились и создали «партию Татьяны Сергеевны Власовой» и объявили войну юной интригантки. Вот только сама Виталина абсолютно не замечает весь этот сыр-бор. У неё одна единственная главная цель – это создать все наилучшие условия для работы её возлюбленного, чтобы он спокойно творил и создавал.

Даже несмотря на то, что Армен Борисович не общался со своей женой, развод он получил проблематично. Во время своего интервью Джигарханян с обидой сказал: «Ну, вот где справедливость? Табаков старше меня на два года, а Марина Зудина ему подарила уже двоих детей!».

Потрясающе то, что у Джигарханяна за всё время его работы сыграно более двухсот пятидесяти ролей! Он с таким рекордом занесён в Книгу рекордов Гиннеса. Любовь к искусству и кино ему передалось, скорее всего, от его мамы, Елены Васильевны, которая никогда не пропускала ни единого драматического и оперного спектакля.

Третьего октября Армену будет восемьдесят лет! Он до сих пор в прекрасной форме. Джигарханян просто-таки великий человек с большой буквы. Он армянский, советский и российский актёр, играет в театре и кино, театральный режиссёр, и носит звание Народного артиста СССР ещё с 1985 года! Увлекаться театром и кино он начал ещё со школьной скамьи, и с тех пор не изменяет своему самому единственному делу.