Надежда умирает последней

Жизнь каждого из нас проверяет на прочность: Анна Петровна Хван, посвятившая остаток лет выжившему в ужасной аварии, но оставшемуся инвалидом, внуку, не теряет надежды.
 
 Почти каждый человек на вопрос: «Умеете ли вы сочувствовать?» ответит положительно, но в жизни часто все оказывается совсем иначе. И дело даже не в душевной черствости, а, скорее, в невозможности представить, что вот с тобой, здоровым и здравомыслящим человеком, может случиться что-то, что враз перечеркнет нормальную жизнь в обществе. Ведь говорят же: «На себе не показывай».

Так и Анна Петровна Хван, проживающая в Уссурийске, воспитавшая самодостаточную дочь и вышедшая на законную пенсию, никак не могла предугадать, что судьба ей уготовила катастрофу и в прямом и в переносном смысле.

17 июня 2003 года ее дочь, любимый муж, с которым Анна провела 38 лет в счастливом браке, и семилетний внук попали в страшную аварию на 19м километре в районе Артема, в которой погибли 4 человека: дочь и муж Анны Петровны, и водитель с пассажиркой из столкнувшейся с ними машины. Внук Борис выжил, но долгое время врачи твердили, что мальчик безнадежен и отказывали в лечении.

По данным управления ГИБДД УМВД России, водитель, выскочивший на встречную полосу, был нетрезв, но отвечать за его правонарушение, повлекшее за собой смерть невинных людей и сделавшее инвалидом маленького мальчика, некому — родственники за его поступки не в ответе.

Это не тот вопрос, который могут решить обычные граждане, оказавшиеся причастными к грубому нарушению правил дорожного движения, но он, тем не менее, находится в юрисдикции нашего государства, согласно конвенции о правах инвалидов, принятой резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 года, статья № 25. Тем не менее, обращаясь к местным органам власти за помощью для внука, которому требуются как операции, так и постоянное медицинское обслуживание, Анна Петровна обычно получала такой ответ: «Вы здесь не одни, таких, как вы, много. Сдайте внука в инвалидный дом».

Любящая бабушка, для которой забота о внуке-инвалиде стала единственной целью и занятием, ни о каких инвалидных домах даже думать не хочет. «Если я его сдам в инвалидный дом, я же спать не смогу ночами. Пока у меня есть силы и немного здоровья, я буду ухаживать за ним, а когда меня не будет, тогда уже не знаю, что с ним станет. Но у меня есть желание, чтобы он встал на ноги, научился сам за собой следить. Я делаю для этого все, что могу», сказала в интервью корреспонденту РИА Владтайм  Анна Петровна.

В 2009 году Борису и Анне повезло: программа «Телемикс-Новости» выпустила о них сюжет, и почти сразу на горизонте появились неравнодушные люди – кто-то передавал деньги инкогнито, а кто-то оказал помощь напрямую. Так, узнав из газетных публикаций о беде, к Хванам приехал представитель корейской ассоциации из Партизанска. Он изучил историю болезни и предоставил пожилой женщине выбор – лечение для внука в России или в Корее. «Я считаю, что зарубежная медицина гораздо лучше нашей, отечественной, поэтому не сомневалась с выбором», говорит Анна Петровна. Несмотря на отнюдь не патриотичный подход, такое решение вернулось ей сторицей – в Корее вопросом с организацией лечения занялась известная корейская певица и общественный деятель — Хэми. С рентгеновскими снимками мальчика в руках женщина объехала все клиники Сеула, чтобы везде получить отказ, аргументированный жестким вердиктом: ребенок долго не проживет.

Упорство и желание помочь победили – удалось найти больницу в городе Чендан, готовую принять Борю и провести бесплатные операции. Деньги нужны были только на проезд, и в тот раз их удалось собрать. А требовалось 120 тысяч рублей – сумма, непосильная для пожилой женщины, живущей только на свою пенсию и опекунские, да и этого едва хватает, чтобы оплачивать дорогостоящие лекарства для внука, на которые в месяц уходит не менее 15000 рублей. Но, как говорится, с миру по нитке, и Анна Петровна с внуком все-таки полетели в Корею, где врач-нейрохирург Чжун Сунг Хун осмотрел Борю и принял решение оперировать. Мальчику сделали две операции – одну для того, чтобы отводить лишнюю жидкость, скапливающуюся в черепной коробке, другую для того, чтобы выпрямить искривленные в аварии стопы.

После операций Боре стало значительно лучше – сейчас он понемногу учится ходить при помощи ходунков, понимает, все, что ему говорят, правда, сказать почти ничего не может, выражая свои желания простыми фразами вроде: «Пойдем на кухню». А, подчас, бабушке приходится только догадываться, что хочет сказать ей внук. Не так давно с Борей стал заниматься дефектолог. Конечно, занятия помогают, но не так, как хотелось бы.
Несмотря на заверения корейских врачей, что в скором будущем к Боре вернется способность здраво мыслить и говорить, развившаяся на почве черепно-мозговой травмы эпилепсия не проходит, и мальчик, который по возрасту уже годится в абитуриенты, не способен даже пройти в другую комнату без посторонней помощи.

В одну реку нельзя войти дважды: корейские врачи разводят руками и говорят, что сделали все, что было в их силах, певица Хэми больше не берет трубку, врач-нейрохирург, обещавший приехать в Уссурийск для контрольного осмотра Бори, конечно, сдержал обещание, но не полностью. Однажды Анне Петровне позвонили с утра и сообщили, что Чжун Сунг Хун на данный момент находится в аэропорту в Артеме, и, если она успеет до его отлета, то может приехать. Несчастная женщина помчалась с внуком-инвалидом на руках в другой город, только чтобы получить общий осмотр и ни к чему не обязывающее заверение: «Все так и должно быть».
 Сегодня у Бори есть второй шанс – невропатолог, у которого мальчик давно состоит на учете, нашла возможность отправить его на лечение в Японию: используя свои связи за границей, она заключила договор с новой японской клиникой, которая изъявила желание принять на лечение детей из России.

«Я не знаю, что там будет, операция или что-то еще», — с надеждой в голосе говорит Анна Петровна – «я еще сама точно не знаю, что будут ему делать, но наш невропатолог говорит, что там даже эпилепсию лечат. В Японии очень развита медицина. Например, чтобы голову обследовать, там 300 специальных аппаратов есть, чтобы любую тонкость узнать, в чем причина, отчего».

Для того, чтобы поехать в Японию, семье Хван требуется 350 тысяч рублей, и это только примерная сумма. Сложно переоценить упорство Анны Петровны, которая не сдается перед лицом, казалось бы, безвыходной ситуации, а ищет все возможные пути для того, чтобы ее внук мог жить самостоятельно, а не просто существовать.

Ведь когда-то Боря был, как и все дети – обычным мальчиком, любил бегать и играть, рано начал читать книги, прошел тестирование и был зачислен в одну из школ Уссурийска, но в попасть в первый класс ему так и не довелось. Однако, история знает немало случаев, когда должное внимание и своевременная медицинская помощь творили чудеса. Взять во внимание хотя бы тот факт, что, несмотря на первоначальные прогнозы врачей, Боря до сих пор жив и даже идет на поправку – остался только последний рывок, как верит и надеется его бабушка.

Да, случаев подобных этому – полно. Да, всем не поможешь. Да, возможно Боря никогда не сможет стать полноценным членом общества. Но это не значит, что он должен остаться за границей сочувствия. Анна Петровна уверена, что сопереживать умеют только те люди, у кого тоже случилось какое-то несчастье, кого судьба уже испытывала на прочность. Возможно, это так. Но в чем, как не в умении сочувствовать, проявляется человечность? Невозможно объять необъятное и помочь всем инвалидам и их страдающим родным, но, если вас тронула эта история, проявите свою человечность, помогите Боре.

Совершить добрый поступок вы сможете, перечислив возможную сумму денег  на счет: ОСБ 4140/0138 г. Уссурийск БИК  040508619  ИНН  7707083893 КПП 251102001  р/с 42307810050096207637, получатель   Анна  Петровна  Хван. Позвонить ей можно по телефону                 (4234)  32-15-41      или на сотовый номер: 8 924 3237464