Лариса Белоброва: «Сергей Дарькин добывал меня десять лет…»

Вканун Дня всех влюбленных экс-первая леди Приморского края, актриса краевого театра имени Горько Лариса Белоброва дала откровенное интервью обозревателю сайта Saytoday Ладе Глыбиной:

«За измену могла бы врезать!..»

— Лариса, вот живу я на свете уже бог знает сколько лет и до сих пор точно не знаю, что такое любовь. Скажи, а у тебя есть точный ответ на этот вопрос?

— В 15 лет я бы ответила по-одному, в 30 — по-другому, в 47 — по-третьему. С возрастом ты всё это переосмысливаешь. Что такое любовь? Страсть? Ты же понимаешь, что «химия» проходит, она длится недолго, два — два с половиной года, и всё. А дальше, если это не заменилось какими-то другими вещами, то это задница. Вообще, отношения мужчины и женщины — тяжелый труд. В семье у каждого должна быть своя территория, свои интересы. Считаю, муж имеет право проводить время в мужской компании. Я сама, например, люблю женские компании. И мне не нужны там мужчины. Поэтому я всегда отпускаю мужчину на охоту, на рыбалку, то есть туда, где предполагается ночевка. И истерик по этому поводу не устраиваю.

— А измену готова простить?

— Знаешь, сейчас, в 47 лет, я не знаю, как бы я на это реагировала. В молодости — нет. Билась бы страшно.

— Кулаками?

— Да, могла бы врезать совершено спокойно.

— Но если любишь человека, то всё равно ведь с ним останешься? Или все-таки нет?

— А что мы сейчас думаем про Хиллари Клинтон? Права была эта женщина или нет? Когда на весь мир человек сначала заявлял, что у него не было секса, потом, что секс все-таки был… Все газеты мира это обсасывали. В это время мы с девочками пили за настоящих мужчин. И за Клинтона тоже пили! Ну что теперь сделаешь?.. Если это заложено генетически. Мужчина должен быть охотником и покорять, покорять, покорять. А в это время женщина должна рожать детей и охранять свой очаг. Ей сильно некогда бежать и очаровывать новых мужчин. Хотя и такое случается.

— То есть главное — заразу в дом не принести?

— Совершенно верно. Хотя я не знаю, как бы я на это реагировала. Если бы мне сказали: знаешь, у нас так. По мне лучше, как тому страусу — закрыть глаза и чтоб я не парилась. Я не хочу даже думать об этом: где, с кем… Возможностей — миллион. Если я сама захочу, это же можно сделать где угодно! Достаточно пяти минут для этого…

— Ну, пяти минут, наверное, мало…

— Нет, не мало! Иногда вспыхивает такая страсть, что этого достаточно. Так что на тему измены вообще не надо думать. Закрыть эту тему, и всё.

— Обидно все-таки с этой любовью. Сначала всё замечательно, а потом раз — и нету. Смотрят люди друг на друга и в упор не видят. Что с этим делать?

— Как говорит Кончаловский, любовь — это как бабочка. Вот она села на женщину, я ее полюбил. А потом бабочка взяла и улетела…В основном это происходит тогда, когда люди начинают вместе жить. И начинаются вопли: где, что?.. И получается, что карга рядом. Женщине очень важно не валиться в эту каргу. Это, с одной стороны. С другой — мужчина не должен эту каргу из нее тянуть. Нужны простые вещи. Чтобы уходя — целовал. Приходя, говорил: любимая, привет!

— То есть должна быть реакция мужчины на женщину?

— Обязательно. Должна быть улыбка! Если подходить плавно к православию, так ведь там как говорится? Жена должна возлюбить мужа своего, а он ее, как церковь свою. У нас вторая часть фразы постоянно опускается.

 

«Серёжа, я тебе не мать!..»

— Лариса, ты женщина сильная и не будешь с этим спорить. Как считаешь, рядом с сильной женщиной должен быть сильный мужчина?

— Однозначно! Понимаете, какой здесь есть секрет? Сильный мужчина позволяет быть женщине сильной. Его это не будет унижать. А слабого мужчину это будет ломать. Конечно, есть браки, где мужчина находит себе маму. Или лялю. Но в моем варианте всегда были равноценные отношения. Как-то Сергей Михалыч мне сказал: «Ну, мать, давай!». Я ему сразу ответила: «Серёжа, я тебе не мать. Мама у тебя одна. Еще есть “Мать” у Горького. А я, если ты хочешь, могу для тебя быть только любимой женщиной. Даже не женой! Я на жену не претендую, мне это слово не нравится».

— А как быть с тем, что мужчины любят слабых, молоденьких дурочек?

— Это не те мужчины! Те, кто любит слабых и молоденьких, пусть идет мимо сразу к ним. Дело не в теле. Если отношения мужчины и женщины начались с секса, шансы на их продолжение практически равны нулю. А вот если вы сначала долго разговаривали, потом поняли, что этот человек цепляет вас за душу, тогда что-то можно построить. Пойти в ночной клуб, потом переспать — это легко. Но кому нужна такая жена? С другой стороны, зачем мужчину унижать, соглашаться на секс сразу? Нужно же помучить! Дать ему возможность поработить тебя. Добыть тебя, как охотник добычу.

— Лариса, а тебя долго Сергей Дарькин «добывал»?

— Десять лет. У нас были разные ситуации…

— Ради тебя мужики совершали безумные поступки? Из серии «миллион алых роз»?..

— Чтобы мне на голову валились бриллианты? Нет, ничего такого в моей жизни не было… Помню, в детстве один мальчик постоянно совал цветы в ручку двери… Каждый день я просыпалась от маминого крика: «Опять цветы!». Начиная с весны и до осени. Любовь — это поступки, естественно.

 

«Рожу и уйду от тебя»

— Сейчас парни в массе своей растут без отцов. У кого им учиться отношению к женщине?

— Нельзя зацеловывать сыновей. Моя мама когда-то на свадьбе брата сказала так: «Саня, я тебя родила, я тебя задушу, если ты будешь обижать свою жену!». «Я считаю, если мужчина берет женщину в жены, он должен быть полностью за нее ответственен. Другое дело, что, как говорил Лесков, иногда сапоги выбираем тщательнее, чем женимся. У женщины должна быть чуйка. Поступки! Прежде всего, надо смотреть на них.

— Да какая там чуйка, когда девушка первый раз замуж выходит! Еще молодая, глупая… Вот ты во сколько лет замуж первый раз вышла?

— Мне было 22 года. Я развелась почти сразу. Мама меня учила: «Лариса, нельзя ругаться!». Всё с шуткой, юмором… Я настолько заюморилась, что мой первый муж просто сел мне на голову. Я всё делала, тащила дом на себе. А он приходил, лежал…Это я теперь поняла, что если тебе что-то не нравится в отношениях, надо сразу об этом говорить. А я старалась обходить острые углы, не ругаться. Знаешь, что мне потом этот парень сказал: «Белоброва, я тебе давал 22 атмосферы, а ты всё выдерживала. Таких женщин не бывает!»? А я ему сказала: «Сейчас я рожу и уйду от тебя». Он мне ответил: «От меня еще никто не уходил». — «Я буду первая!» Так и сделала… Сейчас не знаю, как я на это решилась. Когда женщина рожает ребенка, она становится очень уязвима. А я — наоборот. Может быть, мои деды-забияки во мне проснулись… Я поняла, что никогда больше такого терпеть не буду.

— Давай про гомосексуализм поговорим. Никакой толерантности не хватит смотреть на то, как на сторону уходят лучшие мужики! Ты согласна?

— Ох… Это очень сложная тема. На самом деле у меня есть очень много знакомых в этой среде. Но вот эти гей-парады… Давайте тогда делать парад гетеросексуалов. Мне неприятно смотреть на целующихся мужчин. Я очень люблю мужское, и я женщина! Категорически не приемлю, когда это пытаются насаждать с детства. Но раз это существует… Знаете, старцы говорят про наше время: не пытайся ничего изменить. Мир катится по наклонной плоскости. Главное — вы сами сохраняйте себя от искушений, от зависти. А так, ничего нового. Были же Содом и Гоморра…

— Согласись, когда доходит до определенного уровня разврата, общество разрушается. Рим вон рухнул, с его мужскими банями…

— Пресыщение человеческое не знает границ. Однажды меня спросили: что для вас свобода? Так вот, свобода — это способность сказать себе нет.

— Это как?..

— Да вот так. Для многих свобода — это юбку задрать на сцене. И писающие со сцены, и голые, но мне не кажется, что это свобода. Я не хочу участвовать в таких спектаклях. То же самое в отношениях. Должна быть саморегуляция, как в любом организме, в любой голове. Николай Второй любил Кшесинскую очень сильно, но его отец, Александр Третий, сказал ему: «Ты государь, ты не имеешь права делать всё, что хочешь». А почему мы не государи сами себе? Мало ли что ты хочешь! И потом, ведь счастье совсем не в этом. Когда мы с моей подругой Ольгой Хохловой ездили в 90-е годы на ее лимонном «запорожце», который заводился отверткой, а не ключом, мы были самые счастливые. Когда к нам подъезжали все мужики и кричали: «Девочки, давайте меняться!». Мы хохотали и отвечали: «Ни за что!». И мы оттуда еще ноги высовывали! А еще я жила в 12-метровой гостинке. Лед был на стене, дочка кашляла от этого льда. Но я же всё равно была счастлива. Меня ж это не сжирало, что муж-милиционер не зарабатывал больших денег. И даже потом, когда я осталась одна, всё равно было много другого, хорошего…

— То есть все-таки любовь не самое главное в жизни? Можно обойтись без любви, Лариса? К примеру, вот она была и ушла. Нет же трагедии в том, что ее нет?..

— Трагедии нет. Ведь любовь была! Всё же здесь, в голове. И мы же не знаем, что будет завтра. Может быть, придут другие отношения… Не нужно мириться, замыкаться: работа-дом-работа. Есть огромное количество всевозможных вещей. Я, например, люблю танцевать: танго, сальсу. К слову, когда приезжают иностранные учителя этих танцев, они всегда поражаются нашим женщинам. Они ж ведут в танце! Вот вам матрица семьи. Нельзя заваливать мужика. Это главная ошибка.

— Лариса, как вы с мужем отмечаете 14 февраля?

— Можем выпить бутылочку вина, сходить куда-нибудь на ужин. Нужно уметь делать праздники друг другу. Не помыть посуду, черт с ней! Садитесь в машину, езжайте на природу, пожарьте шашлыки, поговорите друг с другом. И не правда, что мужчина любит глазами. С мужчиной надо разговаривать на все темы. Иногда секс — это как раз три минуты. А весь предварительный период — это разговор. Это не бог весть какие хитрости. Просто нужно быть настроенным на волну друг друга. Это самая большая работа. Вечное противостояние совершенно двух разных, из разных тканей сделанных и на разное заточенных, миров. Смирение и терпение в этих вещах. Иногда хочется всё разорвать, сказать: да пошел ты! А вот я улетаю и уже через три дня не могу. Мне просто спать хорошо рядом, больше даже ничего не надо. Поверьте, любовь это всё, кроме секса…

ФОТО