Корреспондент КП:\»Так мы с Дарькиным купались, что акулы испугались\»

Губернатор Приморского края окунул корреспондента «КП» в ледяное море и попытался убедить в том, что паника во Владивостоке в связи с нападениями морских хищниц наконец-то затихла.

— Как у вас здесь акулы-то — больше не нападают на людей? — опрометчиво спросил я у губернатора Приморского края Сергея Дарькина, оказавшись на днях во Владивостоке.

— А вот мы сейчас сами и посмотрим, — загадочно произнес губернатор и повез меня как раз к тому месту, где в середине августа морская хищница покалечила жителя Приморья Дениса Удовенко (он лишился обеих рук по локоть и получил повреждение ноги).

Когда мы приехали на море, Дарькин стал раздеваться…

— Вы что, купаться собираетесь? — опешил я.

 — Конечно, — хмуро сказал губернатор, — причем вместе с корреспондентом «Комсомолки». А то вы в прошлый раз про меня такое написали! 

Сначала я подумал, что это он так шутит.

— У меня нет другого выхода, как скормить вас акулам. Если, конечно, они едят «акул пера», — серьезно сказал герой моего репортажа и первым прыгнул в воду.

Вспомнив, что в Приморье минувшим летом было еще два случая нападения акул-людоедов — одна хищница в 20 метрах от берега поранила ноги 16-летнему подростку, другая повредила предплечье и поцарапала все тело мужчине, — я искренне пожалел о предыдущей своей публикации.

— Ну, раздевайтесь же и прыгайте, прыгайте тоже! Море теплое! — барахтаясь в воде и пофыркивая, подбадривал меня Дарькин. — Всего шесть градусов. Причем выше нуля.

Выбора у меня не оставалось. Я закрыл глаза и… прыгнул.

— Бр-р-р, — только и мог сказать, выныривая из ледяной воды, больше у меня слов не было.

И тут заметил на море, метрах в пятистах от берега… три буруна: какие-то морские животные стремительно приближались прямо к нам!

Хотел было поплыть к берегу, но уважаемый Сергей Михайлович, громко рассмеявшись, крепко схватил меня за руку:

— Акулы уже ушли далеко в океан, где потеплее. А потом — мы везде сетки поставили, где люди все еще купаются.

— Ну так а эти морские животные, что к нам плывут, — с той стороны сети или с этой?

— А кто их знает? — засомневался Дарькин. — Да это же наверняка дельфины. Когда акулы плывут, у них плавники над водой торчат. А здесь — только бурунчики по морю.

Ну пусть и дельфины, а я все же поспешил вырваться из цепких дарькинских рук.

Уже на берегу, хотя у меня зуб на зуб не попадал, спросил у него:

— Слышал, вы сами в море выходили на акул?

— Выходил. Но не поймал… Наши промысловики вытащили потом, в начале сентября, одну — метров пять-шесть длиной. Последний раз я ловил акуленка — метра полтора, это когда еще пацаном был.

— Чего это они вообще летом подходили так близко к берегу?

— Говорят, море было очень теплым. А еще, как считают знатоки, акулам надоело на дне питаться камбалой. Минтая захотелось, а он ближе к поверхности воды плавает.

— А что с тем парнем, Денисом Удовенко, на которого напала хищница?

— Думаю, с ним все будет в порядке, — уверенно сказал Дарькин. — Сначала он лечился в Южной Корее — деньги собираем всем краем, да и наша администрация ему тоже помогает. Сейчас отправляем его в Германию — Денису там поставят протезы. И вообще паники по поводу акул у нас в Приморье, слава богу, больше нет. Если не считать журналиста «Комсомолки».

…Потом Дарькин отогревал меня в жарко натопленной бане и даже несколько раз стеганул по спине березовым веником:

— Это вам за ваш репортаж!

Но я все равно вернулся из командировки с насморком…