В Приморье по сравнению с прошлым годом количество сексуальных преступлений против детей выросло в 3 раза. Видеорепортаж Александра Лакийчука

Количество преступлений против детей неуклонно растёт. Причём растёт с какими-то неподдающимися разумному объяснению темпами. Сексуальные домогательства, издевательства, убийства детей — это всё становится обычным явлением в сводке криминальных происшествий. В Приморье по сравнению с прошлым годом количество сексуальных преступлений против детей выросло в три раза. Большинство из них совершено в сельской местности. Количество судебных приговоров по таким делам только за полгода уже приблизилось к количеству за весь прошлый год!

 

Это кадры оперативной съемки. Свидетель преступления рассказывает, как его друг зверски издевался над 12-летним мальчиком в декабре 2007 г. Трагедия произошла во Владивостоке, в парке Минного городка, который уже давно известен своими частыми случаями жестоких убийств и изнасилований детей. На сегодняшний день статистика агрессии педофилов ужасает! Количество случаев изнасилования детей в Приморье возросло почти втрое. За весь год в 2010 вынесено 32 обвинительных приговора, а в 2011 — только за полгода уже 22.

Аврора Римская, старший помощник руководителя СУСК РФ по Приморскому краю: «Несмотря на тот факт, что в последние годы установлено значительное повышение случаев сексуальных домогательств к детям, полагаю, таких преступлений не стало больше, просто раньше общество молчало, молчали родители жертв, молчали сами дети. Особенно если это сексуальное насилие в семье, а подобные случаи нередки. Раньше родители реже обращались в правоохранительные органы, боясь огласки, предпочитая забыть о случившемся. Также, как и дети, могли не рассказывать родителям о том, что с ними происходит, потому что в силу своего малолетнего возраста не могли осознавать характер действий или могли принимать их за игру».

Случаи изнасилования детей в Приморском крае чаще фиксируются отнюдь не в городах, а в селах. Михайловский район по данным Следственного Комитета самое опасное для детей место. С 2008 по 2011 годы там вынесено 8 приговоров. Для утоления своего сексуального голода насильники нередко используют и малолетних мальчиков. Как правило, педофилы действуют по отработанной схеме, играя любознательностью детей, доверчивостью и их еще не до конца сформировавшемся чувством вины и ответственности. Зачастую насильники детей прибегают к алкоголю, чтобы усугубить в детях чувство собственной вины за что-то нехорошее, что с ними произошло.

Людмила Миргородская, главный психолог общественной организации по социально-психологической поддержке семей в Приморском крае: «Ребенок на каком-то таком подсознательном уровне чувствует, что это что-то неодобряемое очень, что это что-то такое плохое, что с ним произошло, и у него есть страх, что его за это осудят, что его в этом обвинят… Модель воспитания российская, она все-таки остается достаточно тоталитарной, достаточно осуждающей. У нас склонны воспитывать детей, указывая на то, в чем они плохи».

Александр Коломеец, директор института клинической психиатрии и психологии, председатель Приморского краевого общества психиатров: «Но это не всегда педофилия, а только в 10% случаев педофилия, люди с устойчивой сексуальной ориентацией, а 90% людей используют детей, потому что нет другого сексуального объекта. Социопаты, которые в каком-то смысле деградировали в связи с заключением, в связи со злоупотреблением алкоголя, может быть, какими-то травмами головного мозга».

Уже сложился устойчивый образ, что педофил – это всегда одиночка, нет, иногда насильники детей действуют группой. Так произошло недавно во Владивостоке, в Минном городке.

Аврора Римская, старший помощник руководителя СУСК РФ по Приморскому краю: «Злоумышленники в течении нескольких лет выбирали себе для утех малолетних девочек и мальчиков, которые проводили свободное время в парке Минный городок. Они угощали детей сладостями, дарили подарки, водили в кафе, в общем, вели себя обходительно, однако все это делалось только для того, чтобы найти нужный момент и воспользоваться психологической незрелостью детей с целью удовлетворения своих потребностей. Сейчас оба они находятся под стражей, и у следствия есть веские основания полагать, что на счету злоумышленников есть и другие жертвы, с которыми поступали весьма жестоко».

Несомненно, те люди, которые насильственными действиями искажают психику ребенка – будущего взрослого человека, сами являются крайне нездоровыми людьми, испытывающими проблемы психологического, социологического и даже анатомического характера.

Александр Коломеец, директор института клинической психиатрии и психологии, председатель Приморского краевого общества психиатров: «На уровне мозга есть патология у этого человека всегда. Разной степени выраженности. Чаще всего это в лобных областях, височных областях повреждения разной степени. Когда мы смотрим историю этого человека, мы находим что он родился в тяжело протекавших родах или же беременность была нежелательной, или плохо протекала тоже. Это люди, которые в детстве были обижены, т. е. они отвергались, наказывались физически. Иногда над ними совершалось то же самое насилие. Среди педофилов 10-20%, как минимум, имели те же самые преступления в отношении себя».

Людмила Миргородская, главный психолог общественной организации по социально психологической поддержке семей в Приморском крае: «Если ребенку вообще не позволительно говорить «нет» родителям, если это давится сразу очень жестко, то ребенок не умеет говорить «нет» и другим, а ребенок вообще всему тренируется в семье. Семья – это своего рода тренировочный полигон. Если ребенок спорит с родителями, иногда говорит «нет», то это как раз такой фактор, который позволяет нам говорить, он и где-то еще скажет другому взрослому «нет».

«Все мы из детства», – говорил Зигмунд Фрейд. Когда-то и нынешние педофилы- насильники были детьми, но что-то в их жизни произошло не так, и сегодня они словно разносчики страшного вируса, который можно назвать изувеченной психикой.

Александр Коломеец, директор института клинической психиатрии и психологии, председатель Приморского краевого общества психиатров: «Если это действительно устойчивая сексуальная ориентация и единственный способ удовлетворения, который приносит удовлетворение сексуальное для этого человека, то мы говорим о том, что это педофилия, как расстройство, и оно мало излечимо. Можно научить человека и помочь ему контролировать это влечение, но избавить от него мы не можем. Пока что».

Психологи утверждают, что существует взаимосвязь внутренних барьеров человека с национальной культурой. Ведь именно отсутствие таких барьеров у взрослых людей и приводит к трагедиям, когда жертвой сексуального насилия становится ребенок. Страх тюрьмы или смерти не является для них барьером. Выходит, ужасающая статистика перестанет быть таковой только тогда, когда общественное сознание получит мощный культурный импульс.