Какой след в истории Владивостока оставил каждый из градоначальников?

За последние два десятка лет во Владивостоке поменялись пятеро градоначальников, оставивших след в новейшей истории города нашенского, относящейся к «эпохе дикого капитализма»,пишет сайт Vestiregion.ru со ссылкой на еженедельник ТОК.

Это Виктор Черепков, Константин Толстошеин, Юрий Копылов, Владимир Николаев и Игорь Пушкарёв.Последний, подводя итоги уходящего года, красноречиво помянул предшественников, отметив: «…что-то было украдено до нас, и вернуть это вряд ли удастся…».Так кто и что именно украл у муниципалитета и откуда у богатых деньги?

Мэр мэру рознь

Виктор Черепков в ряду градоначальников стоит особняком: с его именем связано более всего политических скандалов, на него больше всех навешено ярлыков, и его же окружал самый плотный ореол мифов и легенд. Но за относительно короткий срок правления, даже в два захода! — год в 1993–1994 годах и два с небольшим — в 1996–1998 годах, Черепков смог оставить след вполне материальный и созидательный. Каким там экстрасенсом его ни зови, а Баляевская и Гоголевская развязки, проспект Красоты и асфальт на улице Вилкова из памяти не сотрешь, не говоря уже о менее очевидных и памятных делах мэра. Учтем также и то, что на разгар его строительно-созидательной деятельности пришелся августовский дефолт 1998 года и не станем строго судить Виктора Ивановича за «мусорную войну», проблемы с оплатой бюджетникам, забастовки «скорой» и прочие городские проблемы, которые во многом были инспирированы противостоянием города и края.

Сменивший Черепкова Юрий Копылов правил столицей края почти пять лет, с декабря 1998-го по июнь 2004 года. Также не избежал реформаторских идей: чего стоит один его проект канатной дороги в районе нынешнего моста через Золотой Рог и созданное для этой цели ОАО «Альбатрос», безвестно сгинувшее, даже не начав никакого строительства. Более реалистичные проекты Копылова — это «брусчатизация» тротуаров центральных улиц, «косметическое» расширение дорог за счет выкорчеванных деревьев и …бурная приватизация муниципальной недвижимости, вызвавшая скандальное уголовное дело в отношении ряда высокопоставленных чиновников мэрии, их родственников и друзей-бизнесменов. Недвижимость продавали с «липовых» аукционов по заниженным ценам, и, вероятно, допуск на такие торги обходился покупателям недешево. Но концы в этом деле были обрублены весьма жестко. Сперва в 2000 году был застрелен Александр Здирюк (экс-чекист, советник вице-мэра Нечаева и бизнесмен в одном флаконе), подозревавшийся в посредничестве при получении взяток, а в мае 2003 года, в разгар процесса по «делу КУМИ», была застрелена его вдова, Татьяна Здирюк, выступавшая в деле свидетельницей. Ни одно из явно заказных убийств так и не раскрыли. Объектов же было продано больше сотни, а убытки бюджета города исчислялись сотнями миллионов рублей — но по итогу долгого и закрытого судебного разбирательства все подсудимые отделались условными мерами наказания.

Владимир Николаев, руководивший городом менее трех лет, в 2004–2007 годах, обладал вполне определенной репутацией «сказочного медвежонка», а его окружение с первых дней не скрывало намерений «поставить город раком». Отчасти эти планы были реализованы: во-первых, через продолжившийся процесс приватизации муниципальной недвижимости и земли (также не без скандалов: уже в 2005 году было возбуждено так называемое дело АПМЗН), а во-вторых — через схемы манипуляций с долгами муниципальных предприятий (так называемое дело Алана Будаева). Муниципальная недвижимость при Николаеве приватизировалась на определенные фирмы — ООО «Восток Бизнес Инвест», ООО «Приам» и ООО «Северная звезда», учредителями которых являлись близкие к мэру Николаеву лица. Другие лица из близкого окружения градоначальника руководили управлениями «серого дома» и МУП, в частности МУП «Владстройзаказчик», которому сильно задолжал городской бюджет, а получила должок частная фирма. Здесь, однако, последовали реальные посадки и розыск некоторых лиц, скрывшихся от следствия в 2006-м и не найденных поныне, да и сам мэр Николаев закончил свою карьеру бесславно: СИЗО, суд, условный срок, розыск…
И тут пришел наш «человек Кремля».

Пушкарёв и все-все-все

Когда Игорь Пушкарёв задается вопросом: «Откуда у богатых деньги? », вместо того чтобы на этот вопрос отвечать, ситуация складывается довольно двусмысленная. Потому что уж кто-кто, а Игорь Сергеевич, прошедший в бизнесе путь от «мальчика на побегушках» до «олигарха местного масштаба» менее чем за десять лет, прекрасно должен знать, каким образом делались состояния. Вот только рассказывать об этом почему-то не хочет: то ли с памятью его что-то стало — а с документами свериться не выходит, так как его трудовую книжку в мэрии потеряли! — то ли секреты бизнес-успеха раскрывать опасается. Ведь такими секретами могут интересоваться не только конкуренты, но и силовые структуры. Хотя именно силовики сопровождали Игоря Сергеевича в течение его бизнес-карьеры.

Первый капитал Игорь Пушкарёв заработал в компаниях корейца Кан Хюн Чоля, АОЗТ «Пусан» и ООО «Влад-Кан». Начав с экспедитора, диспетчера, переводчика и прочих незначительных должностей, тогда еще бедный двадцатилетний студент Пушкарёв стал вдруг солидным директором фирмы — после того как в декабре 1995 года Кан Хюн Чоль был найден в своей квартире зверски убитым, а его партнерша по бизнесу Галина Заикина оказалась в СИЗО по подозрению в убийстве корейца. И хотя обвинения с г-жи Заикиной вскоре были сняты, ни бизнеса, ни имущества компании она больше не увидела — всем уже руководил Игорь Пушкарёв.
Затем Игорь Сергеевич стал учредителем собственной фирмы, ООО «Парк-групп», куда кроме него входили Станислав Ермоленко, Олег Мельников (экс-полковник милиции, начальник аппарата «белого дома» и атаман Уссурийского казачьего войска) и ныне покойный политолог, преподаватель ВГУЭС Игорь Саначёв. И хотя у всех партнеров были равные доли по 25 процентов, «круто поднялся» на бизнесе «Парк-групп» именно Пушкарёв.

В дальнейшем в бизнес-проектах Пушкарёва участвовали и другие достойные люди: сын экс-начальника УВД ПК генерала Александра Васильева, а затем и сам генерал Васильев, вышедший на пенсию. В партнерах Пушкарёва был и экс-сотрудник ФСБ Сергей Вялых, ныне руководитель УФАС по ПК, а в его компаниях работали бывшие офицеры МВД и ФСБ. Увенчал этот список летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов, представлявший зарубежную инвестиционную компанию «Бэринг Восток Кэпитал Партнерс», с которой Игорь Пушкарёв и его «Парк-групп» вдруг стали тесно и плодотворно сотрудничать, когда начинающему бизнесмену с пятилетним стажем еще и тридцати лет не было! Почему ему были доверены в управление активы ценой в десятки миллионов долларов и какие факторы убедили зарубежных капиталистов сотрудничать с молодым российским предпринимателем, выходцем из деревни в Читинской области, может, пожалуй, поведать только сам Игорь Сергеевич. Поскольку его соратники Олег Зубахин, Олег Мельников, Владислав Иваницкий если что-то и говорили для прессы, то лишь обтекаемые фразы об ответственности в бизнесе, новых идеях, опыте и удаче.

Факты же таковы: сперва в 1997 году малоизвестная фирма «Парк-групп» каким-то чудом договаривается с Дальрыбой и получает контроль над Первомайским судоремонтным заводом. Территория завода используется как причалы и склады для внешнеторговых операций «Парк-групп», затем появляются рыбопромысловая компания «Дальрыбпром» и собственный флот, приобретенный при банкротстве ВБТРФ. А еще через пару лет, в 2000-м, «Парк-групп» получает в управление контрольный пакет акций Спасскцемента и спустя еще пять лет — Теплоозерского цементного завода. Подлинные бенефициары владельца контрольного пакета акций Спасскцемента и Теплоозерского цементного комбината прячутся в офшорах острова Кипр и Британских Виргинских островов — компания «Лимекс Холдингс Лимитед» и ее офшорные хозяева — а их интересы в Приморье представляет «человек Кремля».
Далее бизнес Игоря Пушкарёва лишь растет и ширится: производство стройматериалов, собственно строительство; в бизнес вступают родные братья Игоря Сергеевича Андрей и Владимир Пушкарёвы, а бизнес-группа берет под контроль целый город Спасск-Дальний, во главе которого на протяжении многих лет оказываются близкие и доверенные Игорю Пушкарёву люди. Эти же люди приходят с Пушкарёвым и к руководству Владивостоком: Наталья Войновская (экс-глава администрации Спасска-Дальнего), Елена Гавро, а теперь и Константин Лобода (сменивший в мэрии Спасска Войновскую). Поэтому и нет ничего удивительного в том, что к руководству краевым центром Игорь Пушкарёв изначально подошел как к разновидности своего многогранного бизнеса. Но говоря о домах в центре, захапанных богатеями, Пушкарёв не стал уточнять, при ком из мэров его бизнес-группе достался имущественный комплекс на ул. Кубанской, 10 и военгородок 42 вблизи бухты Емар, не говоря уже о Первомайском СРЗ.

Отливается в граните

На посту мэра Игорю Пушкарёву повезло куда больше, чем Виктору Черепкову, — на срок его полномочий пришлись грандиозные стройки и невиданные прежде вливания финансов из федерального и краевого бюджетов. Но вот спасский провинциализм в управленческом мышлении вытравить оказалось сложнее, и администрация Игоря Пушкарёва уверенно двинулась по стопам — если не сказать по граблям? — Копылова. Ну чем, скажите на милость, «бордюризация» и «гранитизация» Пушкарёва отличается от «брусчатизации» Копылова? Ответ напрашивается простой: отличие — в поставщике, получающем выгодные подряды на поставку так называемых гранитных бордюрных камней за счет городского бюджета. Отличие — в поставщиках для муниципальных нужд щебня, асфальта, стройматериалов. Ну и отличие — в подборе кадров. А принцип тот же, что и десять лет назад: осваивать бюджет — кстати говоря, значительно выросший за эти годы! — выдавая результаты бюджетных трат на благоустройство за свои персональные заслуги.

В возврате в муниципальную собственность ранее незаконно уведенного имущества мэр, по его признанию на пресс-конференции, не преуспел: мол, зацепиться не за что. Зато он успел попасть в поле зрения Генеральной прокуратуры РФ на почве незаконного сноса недвижимости, причем по большей части принадлежащей малому и среднему бизнесу, — на эти действия администрации «наябедничала» организация предпринимателей «Опора России», и из столицы «человеку Кремля» сурово погрозили пальчиком.
В чем еще преуспел Игорь Пушкарёв на поприще местного самоуправления? В ремонте дорог? В развитии муниципального транспорта? В улучшении качества и снижении цен на жилищно-коммунальные услуги? Ремонт фасадов на гостевом маршруте, реконструкция скверов — мероприятия в рамках подготовки к саммиту АТЭС, не выполнить их просто нельзя: снимут в момент! Благоустройство зон отдыха и пляжей, как говорится, оставляет желать. Обеспеченность города детскими садами попала в список поручений президента губернатору, и не факт, что даже так проблема будет решена. На пресс-конференции мэр грозил ужесточением «эвакуаторной» политики — но к строительству многоярусных парковок, под которые городу специально выделяли землю, даже не приступали! Десяток «модерновых» автобусов взамен ликвидированных трамвая и троллейбуса для горожан? И это при таких деньгах? Вот и выходит, что память о периоде мэрства Игоря Пушкарёва останется лишь в диоритовых бордюрах — да и то, пока те совсем не раскрошатся…

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: