«Хороша Маша, но не наша»: владивостокский историк считает, что красивая легенда про Катюшу полностью выдумана

Во вторник, 11 ноября, официально открылся памятник Катюше в сквере Моргородка. Чиновники, иностранные гости, историки, общественники и местные жители радовались новому месту отдыха. Но по справедливости ли во Владивостоке стоит этот памятник? И была ли уроженка нашего города героиней этой песни? Историк Сергей Корнилов представил в редакцию VL.ru доказательства того, что рассказы о Катюше — не более чем красивая легенда.

Официальная версия, представленная краеведом Нелли Мизь:

…Екатерина Алексеева родилась 24 марта 1911 года во Владивостоке на Первой Речке в семье часовых дел мастера Николая Филиппова. С детства у девочки проявились уникальные музыкальные способности: тонкий слух, выразительный голос. С 12 лет девочка «обеспечивала музыкальное сопровождение» немых кинокартин — при полном восторге публики.

Когда Катя Филиппова окончила школу, она поступила в Ленинградскую консерваторию, где была в числе лучших… Но на третьем курсе Екатерина случайно травмировала руку — с мечтой о музыке пришлось проститься. Однако в это время девушку нашла настоящая любовь: она познакомилась с капитаном Александром Алексеевым, который окончил военную академию. Вскоре капитан получил назначение — начальник штаба погранотряда в Посьетском (Хасанском сегодня) районе Приморья. Как и следует жене военного, Екатерина отправилась к месту службы вместе с мужем. И отнюдь не сиднем сидела, изображая «жену офицера». Нет, пока муж возводил оборонные сооружения, Екатерина активно принимала участие в общественной жизни: готовила концерты художественной самодеятельности, изучала санитарное дело.

29 июня 1938 года грянули Хасанские события. В гарнизон стали поступать раненые. Под госпитали были задействованы многие здания, в том числе клуб. Жены офицеров были и санитарками, и медсестрами, и помощницами. Екатерина Филиппова-Алексеева за 14 дней боев проявила настоящую самоотверженность, по сути без сна и отдыха оказывая первую помощь бойцам, делая перевязки, кормя тяжелораненых, помогая писать письма родным…

Осенью этого же года вышел в свет Указ президиума Верховного совета СССР, в котором медалями и орденами награждались участники боев на Хасане, а также члены семей комсостава, работники госпиталей — за образцовое выполнение боевых заданий, мужество и доблесть… В списке награжденных были и Александр Алексеев, и его верная смелая жена. Награду Екатерина Николаевна получила из рук Калинина и стала одной из первых женщин в СССР, получивших орден Красной Звезды.

Историк Сергей Корнилов:

Вообще, существует несколько версий о том, кто является прототипом героини из песни про Катюшу… Но зачем выдумывать историю, если о ней можно узнать из уст самого участника? Берем воспоминания поэта Михаила Исаковского и читаем (Гребенник К.Е.; Ушев А.Т. Хасанский дневник. Год 1938: Отпор провокаторам. Владивосток, Дальневосточное книжное издательство, 1978):

Михаил Исаковский:
«Стихи, ставшие впоследствии песней под названием «Катюша», я начал писать в начале 1938 года. У меня, можно сказать, сразу, без особых усилий написались первые восемь строк, то есть первая половина «Катюши». Но потом работа застопорилась. Я не знал, что же дальше делать с Катюшей, которую я заставил выйти «на высокий берег, на крутой» и запеть песню. Поэтому стихи пришлось пока отложить, хотя начало их мне определенно нравилось.

Весной — в конце апреля или в начале мая — я по каким-то делам поехал в редакцию газеты «Правда». Там — в литературном отделе — я впервые встретился и познакомился с композитором Матвеем Исааковичем Блантером, за которым уже «числилось» несколько весьма популярных песен, таких, например, как «Партизан Железняк», «Песня о Щорсе» и другие. Матвей Исаакович сразу же стал выспрашивать — нет ли у меня каких-либо стихов, на которые можно было бы написать музыку. Я вспомнил про начатую «Катюшу» и ответил:

— Знаете, стихи есть, и, по-видимому, их можно положить на музыку, но вся беда в том, что они не закончены: я написал лишь восемь начальных строк.
— А вы можете сейчас переписать эти строки для меня?
— Конечно же могу, — согласился я.

…Я передал написанное Блантеру и, по совести говоря, скоро позабыл об этом.

Однако летом, когда я по какому-то случаю снова встретился с Матвеем Исааковичем, тот сказал мне, что музыку «Катюши» он написал, что, по его мнению, песня получилась хорошая, но необходимо дописать слова. Я обещал, что допишу. Но сделать это сразу почему-то не смог, а потом — в августе — я уехал на целый месяц в Ялту.

И вдруг совершенно неожиданно для меня в Ялте появился Блантер и, узнав о моем местопребывании, приехал, чтобы «подогнать» меня. Мне он сообщил, что в Москве организован Государственный джаз-оркестр, руководит которым В. Кнушевицкий. В ближайшее время состоится первое выступление, первый концерт этого джаза. «Катюша» уже включена в программу первого концерта, и я немедленно должен дописать ее. Матвей Исаакович сообщил, что через два дня он снова приедет ко мне и что надеется увезти с собой совершенно полный и окончательный текст «Катюши».

Я немедленно принялся за работу, хотя это было для меня крайне трудно: вне дома, вне привычной обстановки я почти не могу работать, у меня ничего не получается. Но дописать песню нужно было во что бы то ни стало, и я дописывал ее. У меня не сохранилось от тех дней ни каких-либо черновиков, ни каких-либо записей, но помнится, что через два дня я передал композитору пять или семь вариантов законченной «Катюши» — мол, выбирайте любой…».

Осенью 1938 года, как и обещал М.И. Блантер, состоялся первый концерт Государственного джаз-оркестра. На концерте была впервые исполнена «Катюша», которая сразу же понравилась всем. Отсюда и началось ее шествие по нашей стране…

Отметим, что песня была написана в начале 1938 года, когда Хасанскими событиями еще и не пахло, а Исаковский не был знаком с Блантером. Так каким образом Катя Алексеева могла стать прототипом песни? Ответ очевиден: никак. Но Нелли Григорьевна Мизь настаивает на своем и сочиняет целую историю жизни владивостокской Катюши.

…Дело в том, что есть воспоминания участника А.Т. Ушева «Отпор провокаторам», где он пишет о том, что жена начальника штаба погранотряда никакой медсестрой не была. Да и как она могла делать бойцам перевязки, если одна рука у нее не работала? По словам Ушева, на квартире Алексеевых разместили двух раненых, и максимум, что Екатерина могла сделать — поднести им стакан воды.

Как же она получила орден Красной Звезды, спросите вы (а это реальный факт). Дело в том, что в Хасанских событиях участвовало множество санитарок, и некоторые из них действительно были героями, но высокими наградами были отмечены только две: это жены майора Алексеева и старшего лейтенанта Карташева. При этом по Наталье Карташевой вопросов нет — она действительно заслужила эту награду, работая в полевом лазарете. А вот по Екатерине Алексеевой не ясно, за что она получила столь высокий орден.

Например, знаменитая Мария Сидоренко, тоже участница Хасанских событий, санитарка в полевом госпитале, две недели ухаживала за ранеными в полевом госпитале и была удостоена медали «За боевые заслуги». Ее помнили многие участники, но в Хасанских событиях погиб ее муж, старший лейтенант Евгений Сидоренко, и, возможно, не кому было замолвить за нее словечко. А вот за Екатериной Алексеевой стоял ее муж — начальник штаба погранотряда, и он вполне мог при составлении списков награжденных внести туда имя своей жены. Кстати, ордена Красной Звезды они был удостоены оба и вместе летали в Москву на награждение.

На концерте, где исполнялась песня «Катюша», они тоже присутствовали, но никаких упоминаний о том, что она была прототипом героини этой песни, не существует ни у авторов, ни у участников этого концерта. Даже если допустить, что Екатерина Алексеева была знакома с Блантером и он каким-то образом (еще до знакомства с Исаковским?) сумел замолвить за нее словечко, то на концерте, зная, что она присутствует в зале, он должен был представить героиню публике, которая, по воспоминаниям очевидцев, бисировала песню два раза.

Одним словом, вся эта история с владивостокской Катюшей был придумана от начала и до конца. А как же тогда быть с памятником? Да пусть стоит. Одной легендой больше, одной меньше, а народ любит сказки…

Краевед Нелли Мизь, автор идеи постановки памятника Катюше:

А что тут говорить — надо просто открыть газету «Правда», один из номеров за 1938 год. Там есть большая статья о Кате Алексеевой и ее подвиге во время Хасанских событий! И написано, за что она получила орден Красной Звезды. О подвиге Катюши писали многие.

Под ее портретом в газете есть подпись: «Медсестра». Не знаю, было ли у нее медицинское образование, была ли она штатным медиком или выполняла обязанности медсестры лишь во время войны — но факт остается фактом: Екатерина Алексеева действительно спасала бойцов.

Что касается руки, которая якобы не функционировала. Дело в том, что Катя Филиппова (в замужестве Алексеева), повредив руку на каникулах, не могла виртуозно играть — и поэтому не стала музыкантом; такой уж был у Катюши характер — или отлично, или никак. Но это не означает, что у нее не работала рука! Она вполне могла помогать — и помогала — раненым на войне.

С композитором Блантером она, девушка общительная, познакомилась еще в консерватории. Но песня, конечно, была написана не в честь нее! Она не была прототипом! Песню Блантер и Исаковский написали еще в начале 1938 года, когда о Хасанских событиях и речи не было!

Но тут, в августе, грянули Хасанские события, в которых Екатерина проявила свое мужество и героизм. И Блантер, узнав о ее подвиге, решил посвятить песню ей. Екатерина не была прототипом, она стала героиней позже.

Катю наградили в октябре. А впервые песня была исполнена 27 ноября 1938 года в Колонном зале Дома Союзов. Была ли на этом концерте чета Алексеевых? Это детали, которые лично мне не известны.

Говорят, что памятник не похож на саму Екатерину. Да, это так — но ведь это памятник песне, а вовсе не девушке. Это — собирательный образ.

…Кстати, в Глотовке, на родине Блантера, есть памятник Катюше и музей. А в музее хранится то ли кофточка, то ли платье другой Катюши — девушки, которую расстреляли немцы в Великую Отечественную. Когда ее вели на расстрел, она запела: «Расцветали яблони и груши…».

ФОТО

Полезно знать!



Вам также будет интересно

Понравилась статья? Оцените материал!

(Пока оценок нет)

А так же следите за информацией сайта в соц.сетях: В Контакте, Одноклассниках, Facebook, Twitter или Google Plus.

У Вас есть вопрос или опыт по теме? Задайте вопрос или расскажите об этом в комментариях.

Обсудите статью в комментариях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.