«Друзья» лишили семью бизнесмена из Владивостока наследства, репутации и даже тела

Гроб с телом Валерия Лаускиса, погибшего в дорожно-транспортном происшествии, тайно выкопали из могилы на Морском кладбище во Владивостоке, без соответствующих разрешительных документов и даже без уведомления об этом вдовы. И никто за это беззаконие не ответил. Имена некоторых персонажей этой истории изменены, а ее хитросплетения изложены не в полном объеме. Разбирательство по этому делу только набирает обороты, пишет «Московский комсомолец».

Рядовое ДТП

26 октября 2010 года примерно в половине пятого утра в районе 499-го километра гострассы М-60 «Владивосток – Хабаровск», это в Спасском районе, самосвал «Урал- 5577» столкнулся с автомашиной «Тойота-Чайзер». В результате ДТП пассажир «Чайзера», 44-летний Валерий Лаускис, погиб на месте. Водитель «Тойоты-Чайзер» Геннадий Лукашин и водитель самосвала «Урал-5577» Мушег Элоян не пострадали.

Следствие установило, что водитель самосвала гражданин Армении Элоян Мушег Аршакович, 1989 года рождения, уснул за рулем и выехал на полосу встречного движения. Суд назначил ему наказание в виде трех лет и четырех месяцев лишения свободы условно.

Кроме того, Элояна приговорили к возмещению ущерба в пользу жены погибшего — Юлии Валериевны Лаускис — в размере 149 тысяч 697 рублей, а также к компенсации морального вреда в размере 800 тысяч рублей. Всего 949 тысяч 697 рублей.

Незаконченные дела

В ту ночь Валерий Лаускис ехал в Лесозаводск на деловую встречу. Перед выездом из Владивостока он загрузил в багажник «Чайзера» ящик с лососевой икрой весом примерно 300 кг. В багажнике джипа лежал зарегистрированный карабин «Тигр» — Валерий Лаускис был страстным охотником и оружие возил с собой.

По словам вдовы, у погибшего был еще дипломат, в котором находились 500 тысяч рублей в банковской упаковке, документы, записная книжка, где Лаускис скрупулезно фиксировал передвижения своих денежных средств, фамилии должников и суммы долга.

До Спасска-Дальнего «Чайзер» вел Валерий, но после поста ДПС за руль сел Геннадий Лукашин, лишенный, кстати, водительского удостоверения на полтора года. (Следователь «не заметил» этот факт! — Прим. авт.) В 4.30 утра Валерий Лаускис погиб в ДТП.

До приезда полицейских к искореженному «Чайзеру» никто не подходил, кроме Лукашина. Эти сведения запротоколированы. Он собрал вещи, находившиеся в машине, и забрал дипломат Валерия. Сотрудникам ДПС Лукашин сказал, что все имущество, а также содержимое багажника принадлежит ему. Поэтому акт изъятия не составлялся.

«Помощь» друзей

— Я узнала о смерти мужа только после обеда, самая последняя, — рассказала «МК во Владивостоке» вдова Лаускис. — Первым делом, примерно в 6 часов утра, Лукашин позвонил Игорю Болдыреву, знакомому Валеры. Тот перезвонил соотечественнику мужа Желавичусу. На людях этот человек называл себя «лучшим другом» Валеры, но это неправда. Желавичус все время заискивал перед мужем, клянчил деньги на выпивку и женщин. Валерий называл его «вечным должником». В 90-х
годах они вместе работали в одной судоходной компании. Валерию удалось встать на ноги благодаря своему уму и трудолюбию. А Желавичус как был от сохи, таким и остался. У него даже машины не было. Свое происхождение он скрывает, считая себя в глубине души большим начальником.

Когда Юлия попыталась выяснить, почему ей сразу не сообщили о смерти мужа, последовал ответ, что «труп гр. Лаускиса В.Г. доставлен в морг Спасского МО СМЭ в одежде, без документов и ценных вещей». Погибший был гол как сокол! Охотничий карабин «Тайга», 300 кг красной икры, финансовые и другие документы и 500 тысяч рублей наличными исчезли бесследно.

«Все украли милиционеры»

Во время следствия Лукашин трижды менял показания относительно дипломата с документами. Он говорил, что его забрали то врачи со «скорой», то какие-то неизвестные. Но потом признался, что дипломат и мобильник погибшего он передал-таки Желавичусу, когда тот примчался в Лесозаводск через несколько часов после ДТП.

Желавичус, кстати, изначально отрицал факт получения дипломата от Лукашина. По словам Юлии, «лучший друг» настойчиво убеждал ее, что «все украли милиционеры». Она же считает, что Желавичус намеренно сообщил ей о гибели мужа в последнюю очередь: «Он тянул время в корыстных целях». И постоянно врал, направляя следствие по ложному пути.

К примеру, в Спасске Желавичус сказал следователю, что у погибшего нет семьи, но есть мать в Латвии. Поэтому тело латыша Лаускиса он должен забрать из морга сам, чтобы впоследствии доставить его на историческую родину. При этом заботливый друг «запамятовал» об асоциальной репутации родительницы, из-за которой Валерия лишили латвийского гражданства лет восемь назад.

Похоронили Валерия Лаускиса все-таки на Морском кладбище. Хотя Желавичус жестко настаивал, чтобы Юлия отказалась от этой задумки.

Юлия возразила:

— Где мы, там и ему лежать! Если надумаем куда-то переезжать, то заберем его с собой.

Она резонно полагала, что только вдова имеет право на тело мужа. Кроме того, Валерий Лаускис был гражданином России, как, кстати, и его 8-летняя дочь Марта. А русский город Владивосток, где он поселился после службы в Заполярье, стал для него второй родиной.

«Лучший друг»

Все расходы по организации отпевания, погребения и поминок взял на себя Желавичус. Юлия видела, как «вечный должник» рассчитывался новенькими купюрами, каждый счет, каждую копию чека, каждый договор оформляя на свое имя. Даже на землю под могилу. В предпохоронной запарке оглушенная смертью супруга Юлия не придавала этому значения. Это сегодня она понимает, что Желавичус ничего просто так не делал.

А тогда перед вдовой «лучший друг» был предупредителен и вежлив, демонстративно отчитываясь за каждый рубль. И как бы невзначай выспрашивал, что она знает о финансовых делах мужа. Но Юлия ничем не могла его «порадовать», даже если бы и хотела: Валерий был авторитарным мужчиной и почти не посвящал супругу в свои дела. По словам Юлии, деньги у них водились всегда, но какой бизнес был у Валерия и какой «наследственной массой» он владел и где, ей неведомо.

Наследство

О том, что у ее дочери Марты есть 16-летний сводный брат Виктор, Юлия Лаускис узнала еще до похорон. Один из кунаков покойного супруга проболтался, что в Преображении живет некая Вера Д., «залетевшая от Валерки» еще в 1995 году. И что все эти годы погибший якобы любил только ее и сына Витю, своего «единственного наследника». И даже тайно помогал своей второй семье.

Юлия посчитала эти откровения пьяным бредом. Конечно, она понимала, что муж знался с женщинами и до нее: Валерий был галантным и щедрым мужчиной, он умел красиво ухаживать. Кроме того, когда они в 2002 году расписались, у них у обоих за плечами уже было по полжизни. А у Юлии – еще и сын от первого брака Лева, к которому Валерий относился как к родному. Он так всем и говорил: «Это мой сын Лев!». О каких-то еще наследниках речи не шло. «В 2007 году, когда приватизировал квартиру, Валерий подписал справку в домоуправлении, где указал, что у него только одна дочь и других детей нет», — говорит вдова Лаускис.

Соперницу из Преображения Юлия впервые увидела на поминках. Веру Д. и еще несколько потасканных особ женского пола пригласил Желавичус, представив их как «любимых женщин покойного друга». Выпив, «любимые женщины» стали всячески оскорблять вдову и ее мать. Едва не дошло до рукоприкладства, но выручили родственники Юлии и ее друзья. Однако драка все-таки произошла.

Когда важные и почетные гости разъехались, Желавичус напился и спровоцировал мордобой, как на хорошей деревенской свадьбе. Очевидцы говорят, что он не скрывал своей радости. Жизнь наконец-то распахнула объятия и для него!

Доказательства родства

В середине ноября 2010 года Юлия Лаускис совершенно случайно узнала, что Вера Д. обратилась в суд Ленинского района Владивостока с заявлением о признании ее несовершеннолетнего сына Виктора единственным наследником погибшего Валерия Лаускиса. При этом истица никаких доказательств отцовства не представила, а судье не соизволила сообщить, что у покойного есть законная жена и дочь.

Когда Юлия появилась в суде в самый разгар слушания, для Желавичуса (а куда же без «лучшего друга»!) это стало шоком. Он начал кричать, чтобы посторонних вывели из зала. Но судья, ознакомившись с документами, представленными вдовой Валерия Лаускиса, отказала в иске Вере Д.

Вскоре аналогичный иск появился в суде Первомайского района Владивостока. И опять в качестве «доказательной базы» были пустые фразы: «он так любил Витю», «он так любил его маму», «он каждый день ездил к ним в Преображение» и т. д. И еще «мутная» справка о том, что умерший Лаускис В.Г. на 99,99% является отцом Виктора Д.!

Такой вывод был сделан на основе данных геномной экспертизы, проведенной в Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ) (г. Владивосток, ул. Лазо, 3), с использованием биологического материала, взятого у погибшего В.Г. Лаускиса.

И судья руководствуется не документами, а только словами истицы Веры Д. Вдова Лаускис разрешения на проведение генетической экспертизы не давала, следственные органы тоже. А более никто не имеет права отдавать такие указания. Это во-первых.

Во-вторых, действительно ли при проведении «геномки» использовался биологический материал, взятый у покойного В.Г. Лаускиса? И, в-третьих, для какой надобности этот материал хранится в БСМЭ после экспертизы, если труп В.Г. Лаускиса не криминальный? Кстати, на заседании Ленинского суда Желавичус сообщил, что это «по его просьбе был оставлен материал в судмедэкспертизе».

Юлия Лаускис обратилась в прокуратуру города Владивостока, надеясь остановить псевдо-
юридическую вакханалию, которая закрутилась вокруг нее с подачи все того же «лучшего друга». И которую иначе как травлей не назовешь.

Вдова или посторонняя?

Сегодня Желавичус на каждом углу заявляет, что Юлия вовсе не была женой Валерия Лаускиса! Поэтому ей ничего не положено. Что она наркоманка, алкоголичка и что Валерий с ней не жил. Чтобы опровергнуть грязную ложь, Юлии пришлось собирать свидетельства соседей, подтвердивших ее добропорядочность. Написать десятки обращений в различные инстанции, дабы собрать официальные доказательства своей правоты. Чего, кстати, в свое время не сделало скоропалительное следствие.

Кто выкопал гроб?

Со дня гибели Валерия Лаускиса прошло больше года. Бывший тралмастер Желавичус, по словам Юлии Лаускис, самый большой должник ее мужа, неожиданно сказочно разбогател. Сегодня бывший «безлошадник» катается на дорогом авто, отдохнул в Нидерландах, у него появился свой бизнес – ларек с кормом для собак и кошек. При хорошей машине и его дружок Игорь Болдырев, когда-то со скандалом уволенный из рядов ДПС. Машину ему «подогнали» родственники горе-водителя Мушега Элояна взамен разбитой «Тойоты» еще до вынесения приговора. Хотя Болдырев не был владельцем «Чайзера». На то есть подтверждающие документы.

Что касается самого осужденного водителя грузовика Элояна М.А., то он уже выплатил вдове Лаускис… 12 тысяч рублей. На приеме у судебного пристава-исполнителя, куда его вызвали по поводу неплатежей, он стал плакаться, что проживает с матерью и дядей, что официально не трудоустроен и перебивается случайными заработками. Поэтому сможет оплачивать иск частично, по три тысячи рублей в месяц. И если расчет будет идти такими темпами, то остаток долга — 937 тысяч 697 рублей — он будет отдавать еще… 26 лет! Если за эти годы с должником или с нашим миром ничего не случится. На всякий случай Элояну М.А. временно ограничили право на выезд из РФ.

Между тем карабин «Тайга», принадлежащий Валерию Лаускису, до сих пор в федеральном розыске, не найдено и его имущество, пропавшее с места ДТП. Более того, бесследно исчез гроб с его телом из могилы на Морском кладбище! Согласно записям в кладбищенских кондуитах эксгумация была проведена 29 ноября 2011 года. Но кто дал команду выкопать гроб и кто впоследствии установил памятник на пустую могилу для сокрытия преступления – неизвестно. Ни прокуратура, ни правоохранительные органы, ни вдова Лаускис к этому акту вандализма не причастны.

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: