Александр Покровский: \»Лаврентьев и Гробов спасли жизни 188 человек и лодку. Их не судить надо, а наградить\»

«Я все еще помню, что атомные лодки могут ходить под водой по 120 суток, могут и больше — лишь бы еды хватило. Я помню, как трещит корпус при срочном погружении и как он трещит, когда лодка проваливается на глубину; когда она идет вниз камнем, тогда невозможно открыть дверь боевого поста, потому что корпус сдавило на глубине и дверь обжало по периметру». Это цитата из книги Александра Покровского «72 метра». Его 12 автономок, 11 лет в прочном корпусе и книги о подводниках снискали Покровскому популярность у читающей публики и глубокое уважение у подводников и корабелов. Потому что Покровский пишет о том, что знает сердцем и на ощупь.

На Тихоокеанском флоте и во Владивостоке Александр Покровский впервые. Удивляется открытости приморцев и любви к его рассказам. Но приехал, скорее, не как писатель, а как специалист. Очень хочет выйти в слушания по делу о трагедии на атомной подводной лодке «Нерпа», которая уже и не «Нерпа», а «Чакра» и на 10 лет передана в лизинг Военно-морским силам Индии.

Александр Покровский, писатель: «Я служил на флоте начальником химической службы АПЛ. Эти действия, которые предприняли Лаврентьев и Гробов, спасли жизни 188 человек и спасли лодку. Их не судить надо, а наградить».

В Большом Камне Покровского ведут в цеха Дальневосточного центра судостроения и судоремонта, гражданский сектор еще строится, но рядом – Дальневосточный завод «Звезда», он тоже уже структурно в этом центре. Покровского ведут в эллинг, где стоит в ремонте современная АПЛ «Самара» с Камчатки. Нам снимать нельзя.

Но на встрече со своими читателями, большинство из которых в погонах, он говорит: «Теперешние лодки становятся надежнее, но риск профессии подводника остается точно таким же, каким был и 20, и 30 лет назад.

И, конечно, рассказывает о фильме «72 метра», к которому, оказывается, имеет очень опосредованное отношение. Сценаристы, режиссеры, продюсеры держали Покровского подальше от фильма: из книги писателя – там только сюжетные фрагменты и характеры.

Александр Покровский, писатель: «Я пришел на премьеру и спрашиваю у Краско, а ты фильм видел, он отвечает: «Нет». И я нет».

Геннадий Янычар, которого сыграл уже ушедший из жизни Андрей Краско, имеет вполне реальные прототипы. Но их фамилий Покровский не называет. «Такие, как Гена, служат рядом с вами», — говорит он своим читателям. И они с пониманием смеются.