95-летний житель Владивостока трижды в неделю посещает теннисный корт

С Сергеем Ивановичем корреспондент «КП» встретился на теннисном корте, куда он приезжает не реже трех раз в неделю.

— Теннисом я увлекся, когда на пенсию вышел, в 77 лет, — рассказывает ветеран, отбивая ракеткой мяч. – Раньше собиралась большая команда, 28 человек. Но сейчас осталось только семеро. Время, к сожалению, никого не щадит.

Я наблюдаю, как мяч со свистом отскакивает от стены, а Сергей Иванович точным ударом отправляет его обратно.

— Год назад я начал чувствовать, что годы берут свое, старею, — сетует ветеран. – Но все равно и зарядку делаю, и спорт не бросаю. Ведь движение – жизнь.

Жизнь прожить – не поле перейти

Эту фразу Сергей Иванович не раз повторял за время нашей беседы. И к нему эта поговорка применима на все сто процентов. Увлечение спортом началось, когда Сергей Иванович был еще мальчишкой – с семи лет он стал заниматься спортивной гимнастикой.

— Спасибо Георгию, старшему брату, — улыбается он. – Потом, когда поступил в ленинградский институт, выступал на областных соревнованиях.

Успехи студента не остались незамеченными.

— Еще на первом курсе нас пригласили на беседу в службу безопасности, — вспоминает Сергей Иванович. – Тогда мы узнали, что в Германии к власти пришли фашисты и готовят нападение на нашу страну. А патриотизм – он у нас, Девятисильных, в крови. Мой дед, например, был русским офицером и воевал в Русско-турецкую войну. А меня направили в училище, где готовили военных контрразведчиков и работников государственной безопасности. Через год я получил звание лейтенанта. Так началась моя служба в Красной армии.

День Победы встречал в Берлине

Война для Сергея Ивановича началась в 1939 году, когда он стал оперуполномоченным контрразведки.

— В первые месяцы войны немцы постоянно забрасывали на нашу территорию перевербованных пленных советских солдат, — рассказывает Сергей Иванович под мерный стук теннисного мяча о стену. – Кого-то сразу удавалось вычислить, кого-то нет. Было трудно: свои же, как можно своим не верить?

Одной контрразведкой работа не ограничивалась.

— Я старался подбодрить, чем мог, наших военных летчиков. Особенно перед боевыми вылетами, — вспоминает ветеран.

Потом опера перебросили в воздушно-десантные войска, оттуда, уже старшим уполномоченным, — в 260-ю стрелковую дивизию. Там Девятисильный и прослужил до конца войны. День Победы Сергей Иванович встретил в Берлине.

Фронтовая любовь

Супруга Сергея Ивановича, Клавдия Алексеевна, – тоже офицер. А по специальности – инженер-метеоролог.

— Наша дивизия тогда несла большие потери, и нас временно отодвинули от линии фронта. Причем прямо туда, где стоял третий истребительный корпус. Там и служила моя Клава, — вспоминает ветеран.

Сергей Иванович смотрит сквозь меня. Видит он сейчас вовсе не теннисный корт, усыпанный опавшими листьями. Он снова переживает события почти 70-летней давности.

— В 1944 году родился наш сын Александр, — вспоминает ветеран. – Клава оставалась в тылу, а я – на линии фронта. Мы общались только по переписке.

И даже после окончания войны молодым супругам не сразу удалось соединиться – работа в контрразведке продолжалась. И только через два года, когда Девятисильного отправили служить на Дальний Восток, он смог осесть во Владивостоке и забрать к себе жену и сына.

«Долгожительство – это у нас семейное»

Всего в контрразведке офицер прослужил почти 17 лет.

— Служба закончилась неприятно. Через 16 лет и 11 месяцев меня отправили в отставку – сказали, что надобности в нас уже нет, — говорить об этом Сергею Ивановичу явно тяжело.

Без дела Девятисильный, конечно, не остался. И в качестве первого помощника капитана прослужил в Дальневосточном морском пароходстве 30 лет.

— В каких только странах мира мы не были! – улыбается Сергей Иванович, убирая ракетку – тренировка окончена. – И до сих пор мои бывшие матросы, теперь уже капитаны, меня навещают. Поздравляют с праздниками, да и просто так приходят.

Старший брат Георгий все еще остается примером для Сергея Ивановича.

— Он сейчас живет на Украине, мы с ним созваниваемся, — говорит ветеран. – Ему исполнилось 99 лет. Он до сих пор пишет письма, причем без единой ошибки! А вообще, я обязательно доживу до ста лет. Ведь долгожительство – это у нас семейное.

И, глядя на прямую спину отставного офицера, я ему безоговорочно верю.



Кто много читает, тот много знает

Понравилась статья? Оцените материал!

(Пока оценок нет)

А так же следите за информацией сайта в соц.сетях: В Контакте, Одноклассниках, Facebook, Twitter или Google Plus.

У Вас есть вопрос или опыт по теме? Задайте вопрос или расскажите об этом в комментариях.

Обсудите статью в комментариях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.