25 октября — дважды знаменательная дата в истории Приморского края

25 октября — День Приморского края. В нашем календаре этот праздник появился 13 лет назад, в 1995 году, когда был принят Устав Приморского края. В ознаменование этого события день обнародования основного закона Приморья — 25 октября — был объявлен Днем Приморского края. Исторически сложилось, что День Приморского края тесно соседствует и с днем образования Приморья. В октябре 1938 года Приморский край получил свое современное название и обрел нынешний административно-территориальный статус. Между тем, 25 октября 1922 года — немеркнущая дата в истории Приморья. 86 лет назад Приморье было освобождено от интервентов и белогвардейцев. В этот день во Владивосток вошли части народно-революционной армии (НРА) Дальневосточной республики. Со взятием Владивостока завершились почти пятилетняя интервенция и братоубийственная гражданская война на Дальнем Востоке, потребовавшие от страны больших усилий для их ликвидации.

Погожие дни октября 1922 года стали последними днями пребывания белогвардейских и японских войск во Владивостоке и ознаменовались неслыханным произволом, грабежами, насилием. Полки народно-революционной армии уже 19 октября заняли станцию Угольная и могли тогда же войти в город, но это неизбежно вызвало бы столкновение с японскими войсками. Правительство ДВР и командование НРА стремились избежать напрасного кровопролития и добиться освобождения Владивостока путем переговоров. Но пока велись эти переговоры, затягиваемые японской стороной, интервенты и белогвардейцы уничтожали все на своем пути, увозили оборудование с заводов, грабили портовые склады, угоняли суда торгового и военного флотов. Так, по распоряжению адмирала Старка 22 октября в 7 часов утра был потоплен миноносец «Механик Анастасов», а с канонерки «Манчжур» сняты орудия. Такие суда Добровольного флота, как «Защитник», «Взрыватель», «Чифу», «Диомид», и ряд других более мелких были уведены японцами.

Одновременно с ведением переговоров о мирном занятии Владивостока частями НРА принимались меры по установлению порядка в городе, чтобы помешать его разграблению и разрушению отступающими. Рабочие создавали патрули и несли охрану улиц, заводов, складов. Гудки Дальзавода, трамвайного депо, электростанции известили о начале забастовки владивостокских рабочих.

Нарком иностранных дел РСФСР Георгий Чичерин и министр иностранных дел Дальневосточной республики Янсон обратились к правительству Японии с нотой протеста по поводу затягивания японским командованием эвакуации японских войск из Владивостока. Из ноты следует, что командование НРА два раза делало предложение командованию японских войск и консульскому корпусу начать переговоры для мирного занятия Владивостока. На первое предложение от 19 октября японцы ответили угрозой начать военные действия. И только лишь после упорного настаивания 24 октября было достигнуто соглашение о назначении срока для вступления частей НРА во Владивосток — 25 октября в 16 часов. В ноте говорилось, что «ответственность за разграбление русского народного достояния, за разгромы частных квартир, за насилие над населением, за взрывы фортов падает целиком на японское командование».

Из приказа главкома НРА Уборевича от 24 октября 1922 года: «Части императорской японской армии очищают Владивосток и его окрестности, а также прилегающие к Владивостоку острова не позднее 16 часов 25 октября 1922 г. К этому времени части народно-революционной армии занимают г. Владивосток… С момента вступления наших частей Владивосток объявляю на военном положении…».

Не успевшие бежать белые были в панике. По Алеутской к порту тянулись возы с награбленным добром. Наиболее состоятельные белогвардейцы бежали из города на иностранных пароходах, менее состоятельные спасались кто как мог. На Русском острове, где американцы сохранили свою воинскую часть, шла расправа над большевиками, среди которых находились Башидзе, Гульбинович и другие. За несколько дней японское и китайское консульства выдали более 15 тысяч виз на въезд в Японию и Китай.

Население, узнав о приближении войск народно-революционной армии, заполнило улицы города. Из оперативной сводки штаба НРА о занятии Владивостока от 26 октября 1922 года: «Приморье. В 10 часов 25 октября нашим представителям на Первой Речке японское командование вручило ключи от складов оружия и военного имущества в г. Владивостоке…» Над правительственными учреждениями взвились флаги ДВР. Около 16 часов к Первой Речке стали подходить бронепоезда народно-революционной армии.

В это время конные разъезды начали вступать в город. Их приветствовали толпы народа, осыпали цветами, давали хлеб, папиросы. У многих на глазах были слезы. В 17 часов с Китайской улицы показались головные части дивизии с начдивом Глазьевым во главе. У городской управы войска встретили представители профорганизаций с двумя оркестрами. С наступлением темноты последние части дивизии вступили в уже освещенный город, что стало возможным из-за прекратившейся забастовки владивостокских рабочих. Город, несколько дней переживавший панику, с приходом армии ожил, и все вошло в привычную колею. Вечером на вокзальной площади состоялся многолюдный митинг, на котором командарму Уборевичу поднесли хлеб-соль и благодарственную приветственную грамоту.

25 октября 1922 года вошло в историю как большой праздник, поэтому уже в следующем году к празднованию Первого мая владивостокцы переименовали улицу Алеутскую в улицу 25 Октября, запечатлев таким образом память о радостном событии. По прошествии 75 лет улице вновь возвращено ее историческое название — Алеутская, но даже с сегодняшней позиции переоценки исторических фактов день 25 октября продолжает оставаться знаменательной вехой в истории Приморья.