Эксперт:\»Вероятно,от спикера парламента Приморья ждут показаний на Дарькина\»

Председателя Законодательного Собрания Приморского края Евгения Овечкина поместили под домашний арест. Его подозревают в совершении мошенничества в особо крупном размере. По версии следствия, в 2008 году он похитил у коммерческого предприятия нефтепродукты на сумму не менее 38 миллионов рублей. В его кабинете в ЗС ПК прошел обыск.

Мы попросили наших экспертов прокомментировать эти события.

КОММЕНТАРИЙ ПОЛИТОЛОГА

Виктор БУРЛАКОВ, кандидат политических наук, доцент:

— Овечкин – высокопоставленный представитель дарькинской команды. Мне представляется, что через Овечкина силовики начинают окольными путями выходить на Дарькина. Ведь те деяния, что вменяют Овечкину, можно накопать практически на любого серьезного предпринимателя. В бизнесе есть масса схем, иногда полузаконных, иногда и вовсе незаконных. И грань между ними, порой, очень зыбкая. Судя по всему, для силовиков принципиально не то, что он сделал, а то, какие он может дать показания, например, на Дарькина. Так что я считаю вполне вероятным вариант, что Овечкина отпустят в обмен на показания.

Я думаю, сейчас весьма вероятно возбуждение новых уголовных дел в отношении других представителей окружения Дарькина.

КОММЕНТАРИЙ КРИМИНОЛОГА

Александр СУХАРЕНКО, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности:

— Арест Овечкина я бы сравнил с таким военным приемом, как «заход с флангов» к основному кандидату, Сергею Михайловичу Дарькину. Медленно, но верно, они прорываются к нему. А с ним вероятно вопрос будет решен в зависимости от того, насколько легко будут отходить от него его активы в Приморье.

Очевидно, что со сменой губернатора в крае могла возникнуть конфронтация между новым губернатором и представителями старой команды. Сначала эта конфронтация носила не острый характер. Например, того же Овечкина начали теснить сначала с того, что вбросили информацию о грин-карте. Потом возникли слухи о каких-то его побочных бизнесах. Видимо, впоследствии ему сделали какое-то предложение, – может быть, покинуть этот пост или поделиться какими-то активами, — но он отказался. И уже после этого возбудили уголовное дело.

Но и здесь мы видим оставленное для маневра поле. Ведь против Овечкина, обвиненного в тяжком преступлении, применена такая мягкая мера пресечения, как домашний арест. Стало быть, силовики не настроены работать по этому делу всерьез, это больше похоже на проработку сценария каких-то договоренностей.

Впоследствии, в случае положительного исхода переговоров, дело против Овечкина будет несложно тем или иным путем прекратить. У приморских силовиков богатая практика в этой области. Ведь основная часть «громких» уголовным дел под тем или иным предлогом не была доведена до тюремного срока.

По нынешнему Уголовно-Процессуальному Кодексу в деле Овечкина достаточно будет изменить пару-тройку формулировок, «облегчив» обвинения, после чего он сможет возместить ущерб и дело будет прикрыто само собой. Для человека такого уровня 38 миллионов рублей – не деньги, ради которых стоит бегать от властей и сидеть под домашним арестом с браслетом на ноге. Так что вопрос только в договоренностях.

Если же отбросить эту версия и считать Овечкина первой жертвой обещанной декриминализации региона, то выглядит все это довольно странно. Обычно «зачистку» начинают с рядовых людей, а тут ударили сразу по такому высокопоставленному.