Саммит АТЭС во Владивостоке: куда ушли миллиарды рублей?

Прошедший в сентябре саммит АТЭС, органично вписавшись в громкие коррупционные скандалы последних месяцев, громыхнул несколькими сообщениями об уголовных делах, задержаниях и отстранениях высоких чиновников, о миллиардных, как значится в отчете Счетной палаты, нарушениях. И – тишина. Как в доме, где за пышным банкетом следует громкий скандал, а потом, чисто по-нашему, тяжелое пробуждение… «КП» попыталась разобраться, куда ушли миллиарды?

По минному полю

«Банкет», то есть саммит глав государств АТЭС, проходил, как известно, на острове Русском во Владивостоке, где за три года отстроили, считай, новый город – кампус Дальневосточного федерального университета. Но вот ведь что интересно: чем больше вглядываешься в контекст недавнего события, тем удивительнее – до абсурда — проступает картинка.

Так и видится: летний пейзаж, необъятное минное поле. То здесь, то там рвутся снаряды. А в центре – важное международное политическое мероприятие. Идиллия, переходящая, в соответствии с протоколом, в «заключительный гала-ужин и последующий фейерверк».

Спросите, какие такие мины? Да всем известные. Недостроенный мост с центре Владивостока полыхал пожаром – страшный высотный факел наблюдал весь город, едва потушили. Дорога для высоких кортежей трескалась и осыпалась, как от подземных толчков. Стройку на Русском сотрясали скандалы: регулярно бузили гастарбайтеры – то им зарплату не выдали, то отобрали водку на Ураза-Байрам… В самые что ни на есть дни саммита в ВИП-корпусах на Русском потекли потолки. Только что открытый международный аэропорт не выдержал испытание ливнем – парковка полностью утонула. Отреставрированные вдоль гостевого маршрута фасады домов отскочили при первом тайфуне… Ну, и мины понезаметнее: до сих пор не достроенные пятизвездочные гостиницы, океанариум, театр оперы и балета, дорожные развороты и развязки, не сданный по актам госприемки в эксплуатацию тот самый кампус на Русском острове…

И разве не чудо, что, несмотря ни на что, саммит как таковой прошел без ЧП. Если, конечно, не считать чрезвычайными общие затраты на него. За три года они по-сравнению с запланированными выросли пятикратно и составили почти 700 миллиардов рублей. Чтобы представить себе такие деньжищи, заметим, что это больше, чем годовые расходы бюджета страны на образование, здравоохранение и охрану окружающей среды, вместе взятые.

С такими-то вливаниями Владивосток преобразился. Особенно если смотреть на него сверху, с сопки над фуникулером. Хотите запомнить мой город красивым – следуйте единственно верным маршрутом правительственных делегаций стран – участниц АТЭС — и ни за что не спускайтесь вниз! Под мостом, где до стройки был Пушкинский скверик, до сих пор все разворочено до скального грунта, а сам Пушкин, вернее, его памятник, уж который год зимует в опилках в контейнере. На скверик, как это ни странно, денег уже не хватило.

И с девизом «Авось!»

Зато на острове Русском, где новенький кампус, теперь этих сквериков, как в Бразилии – «донов педров». Собственно, все последние годы всяческих «педров» хватало и на острове, поскольку решением генподрядчика (фирма «Крокус») ВИП-объект возводила дешевая рабсила буквально со всех континентов. Вот только что она, эта сила, построила?

Прогуляться по городку с набережными, гостиницами и кортами сегодня дано немногим. И вроде саммит с его президентами давно отшумел, но охрана на входе строга: посторонним вход запрещен!

Прогулка по городку впечатляет уж тем, что он удивительно пуст. Разве что пройдут цепью туда-обратно гастарбайтеры в обеденный перерыв. Да промаршируют охранники. В нескольких гостиничных корпусах с начала учебного года проживают студенты-первокурсники (каждое утро их возят в город автобусы, а после занятий привозят обратно). Но студентов не видно. Объяснение простое. На берегах живописной бухты Аякс действует особый режим безопасности. Ребятам выдали «Памятки», где сказано: «Не рекомендуется гулять по территории кампуса в одиночку, особенно в темное время суток. Вступать в контакт с рабочими категорически запрещено!!!»

Когда с Русского острова отчалит последний «саид» или «педро», никто не возьмется сказать. Все то, что уже построено, пока находится в собственности генподрядчика – «Крокуса». Сдать бы кампус его законному хозяину – университету, и гора с плеч! Но нельзя. Судя по недавнему отчету Счетной палаты, строили кампус чисто по-нашему — на авось, с нарушениями общефедеральных норм и кодексов, без госэкспертиз и надзоров. В общем, не кампус, а кот в мешке. Сроки горят, обстановка сегодня на Русском нервная.

Под шелест документации, скандалы на закрытых совещаниях и близкие к панике настроения ответственных лиц тихо осыпается внешняя отделка зданий, мимо которых еще совсем недавно гуляли гости уровня Хиллари Клинтон. Начинаешь фотографировать строительное безобразие – тут же, как из-под земли, охранник: «Стоять! Съемка запрещена!»

Да что там внешняя отделка. Вот, к примеру, большое и с виду красивое здание. Строили вроде лабораторный корпус, а вышел… его макет в натуральную величину. Наука упирается, не хочет въезжать. Да и зачем, если здание не приспособлено под лабораторное оборудование и «отсутствуют технические условия для присоединения к сетям»? Сегодня тут «ударная стройка» по новому проекту. Срок торжественной сдачи объекта сдвинут на 1 сентября.

Понять, как, кто именно и в чью пользу пускает деньги на ветер (в целом на кампус уже ушло 68 миллиардов рублей), не может пока и Счетная палата. Проверку-то провела, но вывод туманен. Вот цитата из свежего отчета: «Строительство всех объектов ДВФУ осуществлялось в отсутствие исходно-разрешительной документации и госэкспертизы. По всем объектам строительства ФКУ «Дальневосточная дирекция Минрегиона» и ЗАО «Крокус интернэшнл» утвердили укрупненные сметы… Акты о приемке оформлялись и принимались без расшифровки видов выполненных работ, используемых материалов и их стоимости, …что привело к невозможности проверки обоснованности и достоверности фактически произведенных затрат».

Построенная наобум и впопыхах, островная «режимная зона», как ни гнали «объемы» подрядчики, так и не успела в 2012 году стать нормальным студенческим городком. Вот и в новогоднюю ночь выйти из общежитий к праздничной елке можно было только с разрешения охраны.

На допрос через мост

Но, как бы то ни было, благодаря саммиту Владивосток сорвал большой куш и, как говорят со сцен и трибун, получил толчок к развитию и процветанию. Я попыталась выяснить, так ли это?

— Жалею, что ввязался в это строительство, — огорошил Виктор Гребнев, руководитель приморской компании ТМК, построившей долгожданный мост через Золотой Рог.

«Ввязал» его в это дело бывший приморский губернатор Сергей Дарькин. Больше «ввязывать» было некого, потому что все отказались, в том числе и главная надежда проекта — французская компания «Буиг» (Bouygues). Невозможно, говорили иностранцы, нереально. Во-первых, небывалая конструкция моста – верх шире, чем низ, первая «рогатка» в мире, рискованная штука с высотой пилона 226 метров, невероятный по сложности подбор углов и усилий веера вант. Пятый по размерам мост в мире, бетонная махина. А предел точности – всего-то два — четыре миллиметра. Ошибка в полсантиметра — и…

Нет-нет, отступали французы. Проектно-сметная документация в черновиках. Сроки на строительство немыслимые – что такое три года? Потом, когда стройка была уже в полном разгаре, французы, лучшие специалисты в мире по вантам, все-таки прибыли во Владивосток. И за месяц до саммита чудо произошло: мост открыли.

Если бы такое свершилось во времена СССР, Виктор Гребнев и его товарищи стали бы героями-орденоносцами. А нынче со смешанными в странный коктейль чувствами глубокого морального удовлетворения (мост-то стоит и будет стоять!) и унижения строители ходят по судам и допросам. По мосту-красавцу и потраченными на него18 миллиардами рублей вопросов, слава богу, нет. Но компания ТМК строила, на свою голову, и ту самую печально знаменитую трассу, которая перед саммитом дважды обрушилась. По одному ЧП возбуждено уголовное дело, по второму идет проверка.

А поутру они проснулись…

Пока следствие разбирается в случившемся, профессиональное сообщество строителей Приморья провело собственное расследование. Выяснилось, что рухнувшие подпорные стенки – ошибка проекта. Как известно, они обвалились на стоявшие под ними частные гаражи. Их бы сперва выкупить у граждан и снести. А потом, рассчитав, как положено, «математическую модель тела, удерживающего подпорную стенку», строить. Но, сэкономив на булавках (читай – гаражах), спроектировали на авось.

— Результат – обвал. А ТМК виновата. — Возмущаются руководители строительных объединений Марина Ломакина и Сергей Федоренко. – Но они сделали то, что получили от проектировщика и что сказал заказчик — департамент дорожного хозяйства администрации Приморского края. Вот пускай заказчик и ответит за свои поручения!

— Практически все наши компании, которые участвовали в стройках саммита, находятся сегодня в предбанкротном состоянии, — cообщают поистине удивительные вещи мои собеседники. — Заказчик строек – государство. Все второпях. Проекты ущербные. Сроки из головы. Ну, как же, саммит! Надо! Компании закредитовались, многие взяли оборудование в лизинг, выполнили работы. Но им никто не заплатил!

Примеров – собьешься со счета. Тех же мостовиков подкосил потраченный сверх сметы, что называется, из «своих», без малого один миллиард рублей.

— Иначе при строительстве моста, — объясняет руководитель компании ТМК Виктор Гребнев, — не уложились бы в рекордные сроки.

Осталась после саммита у разбитого корыта старейшая приморская компания «Дальэнергомонтаж». Взяли под обещания госзаказчика банковские кредиты, провели освещение мостов, новых дорог. Теперь сидят себе, платят банку проценты по кредиту. Имущество заложено. Денег нет.

Дышат на ладан, все в убытках три строительные компании — единственные, кто в Дальневосточном регионе имел лицензии на строительство фасадов по немецкой технологии, гарантирующей качество в условиях ветров, штормов и тайфунов.

Удивительный экономический парадокс приключился даже с теми, кто, активно участвуя в подготовке к саммиту АТЭС, должен был, казалось, купаться в славе и благополучии, – с главными в крае дорожниками — ОАО «Примавтодор». Миллиардные кредиторские долги, убытки, арестованное имущество и заблокированные судебными приставами счета – такова цена новых приморских автотрасс.

— Спасите заслуженное предприятие! — взывали недавно к депутатам краевого Законодательного Собрания новые руководители «Примавтодора» (старые – кто под следствием, кто в бегах). – Подайте безвозвратную субсидию – 800 миллионов рублей. Иначе – банкротство!

Классический вопрос – где миллиарды, вбуханные в дороги? – повис в воздухе.

На том же заседании, кстати сказать, пытались «разобрать» сюжет помельче – строительство для гостей саммита трех судов-катамаранов по 100 миллионов рублей каждый. Платил краевой бюджет. Результат: ни денег, ни катамаранов. Судостроители и краевая администрация во всем обвиняют друг друга.

— Кто прав? Будет ли уголовка? – дернули депутаты глухо молчавшего вице-губернатора Александра Ролика.

— Не знаю, – отозвался тот. — Вот пришел, чтобы во всем разобраться…

Плюс-минус миллиард

«Разобраться» в миллиардах саммита АТЭС – задачка не для средних умов. Однако понятно: если общие расходы возросли к окончанию строительства пятикратно, значит, плохо считали. Но кто ошибся? Безнадежные двоечники? Или большие специалисты по части «стырить-распилить»?

Движение бюджетных и внебюджетных миллиардов пытается сегодня отследить Счетная палата РФ. Называет в своих отчетах сумму возможных финансовых нарушений – 15 миллиардов рублей (правда, вскоре стала называть уже 8 миллиардов), отмечая при этом, что имели место «опережающие темпы финансирования над их освоением».

И тут, похоже, все сходится. Возьмем, к примеру, масштабную реконструкцию фасадов жилых домов во Владивостоке вдоль так называемой гостевой трассы саммита АТЭС. Стоимость строительных работ — почти три миллиарда бюджетных рублей (для сравнения: на ремонт всего жилфонда Приморья дефицитный краевой бюджет выделяет в 2013 году всего 249 миллионов рублей).

Казалось бы, после трехмиллиардного золотого дождя Владивосток был просто вынужден обрести лицо неземной красоты. Но обрел очередной скандал. Оказалось, что при «опережающем финансировании» сделано меньше половины фасадов (как сделано – повторяться не будем). Полтора миллиарда «недовыполненных остатков» зависли на счетах ТСЖ и городских управляющих компаний. Нарушение? А то как же! Распределяла миллиарды мэрия. Как? Все во Владивостоке знают – по «своим», одним и тем же подрядчикам.

— По слухам, рисовали на бумажке проценты от сумм, — такое откровение прозвучало недавно на заседании комитета по экономической политике краевого Законодательного Собрания. А не успели все обшить и оштукатурить, потому что, по данным властей, лето было дождливым…

В общем, ясно: сюжет для Следственного комитета. Но в пику Счетной палате с ее тезисом об «опережающем финансировании» вступил вице-губернатор Владимир Балан, вдруг высказавшийся о «позднем доведении больших денег Владивостоку». И снова неясно, кто прав, кто врет и «будет ли уголовка»?

Так же, как на фасады, сыпались миллиарды практически на все до сих пор не достроенные либо не сданные в эксплуатацию объекты саммита АТЭС – пятизвездочные гостиницы, спортивно-развлекательный комплекс, кампус университета на острове Русском, театр оперы и балета… По ходу мегастроительства депутаты знай дружно голосовали, внося изменения в подпрограмму «Развитие Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе», и миллиарды из федерального и краевого бюджетов прирастали всё новыми миллиардами.

Разбирая эти бюджетные и внебюджетные дебри, Счетная палата РФ отразила в своем отчете великое множество нарушений Градостроительного и Бюджетного кодексов РФ. Что касается нарушений Уголовного кодекса, то тут, как известно, отвечает пока за все про все один Минрегион: под следствием замминистра Панов (арестован) и руководитель Дальневосточной дирекции Букалов (взята подписка о невыезде). Но, согласитесь, уголовное дело о некоей челябинской компании «Пионер», получившей от заказчика — министерства 94 миллона рублей за невыполненные работы по контролю строительства объектов студенческого кампуса ДВФУ, на фоне многомиллиардных потоков – вполне себе скромный сюжетик, детская шалость. И не понять, за что так сурово с Пановым, Букаловым?

Остающиеся (хочется думать – пока) за рамками официальных расследований многомиллиардные растраты стоят, на самом деле, дороже денег. Почему после саммита в Приморье случился старательно замалчиваемый сегодня большой экономический парадокс и в предбанкротном состоянии оказались не только строители, энергетики, дорожники, но и краевая казна (дефицит — почти 10 миллиардов рублей. Это, между прочим, годовой бюджет Владивостока!)? Чтобы ответить на этот вопрос, надо, как оказалось, немного. Мне помог случай.

— Как? – спросили у меня, — неужели не знаете, что месяца два назад Д. чуть не повесился? Его строительная компания получила подряд, взяла кредит, выполнила работы. А заказчик (многозначительно пальцем вверх, мол, высоко тот заказчик сидит. – Н. О.) не заплатил. Д. нечем возвращать кредит, платить зарплату. Он разорен. Буквально вынули человека из петли. Нет, не будет он с вами встречаться. Ему бы теперь спокойно пройти процедуру банкротства. А потом? Что потом? Как бог даст.

 

Балет с карнавалом

А вот действительно – саммит мы пережили. Что потом?

Не успели докрасить новые мосты и прибрать территорию, а мэр Владивостока Пушкарев рисует новые перспективы: будет еще три моста. Но вначале — торжественное открытие театра оперы и балета с «Лебединым озером». А на день рождения любимого города – карнавал — такой же, как в Рио!

Похоже, местные власти требуют «продолжения банкета». И вроде никто не против опять погулять. Единственное «но»: почему-то никак не удается остановить отток населения из хорошеющего Приморья. Странные граждане, упорно не замечающие перспектив, как массово уезжали до саммита, так уезжают и после него.

По статистике, в 2011 году (самый что ни на есть строительный бум) из Приморья уехали 14 тысяч человек. В 2012-м, к сентябрю, – 18 тысяч.

— К началу 2013 года это число увеличится до 20 — 22 тысяч человек. А нас на весь край всего-то меньше двух миллионов, — дал неутешительный прогноз доктор экономических наук профессор Александр Латкин.

И, вразрез с карнавальными настроениями, добил показателями. Под саммит были разработаны федеральные программы развития территории, включающие в себя 76 (!) инвестиционных проектов. Но, как ни вкачивали сюда миллиарды, Приморский край в 2012 году занял последнее (!) в Дальневосточном федеральном округе место по инвестициям в основной капитал. Другими словами, миллиарды саммита перекладывались из одного государственного кармана в другой: «навынос» никому ничего не давали.

Еще неожиданнее последнее в ДВФО место Приморья по объемам строительства. В такое положение дел точно никто бы не поверил, но это действительно так, потому что львиная доля объектов саммита до сих пор не сдана. А не сдана потому, что народ-то знает: воруют… И в обществе, рассуждает профессор, изменилось само понимание саммита — надеялись на лучшее, а вышло, как всегда: счастье опять переносится на завтра.

 

ФОТО

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: