Если повернутся к пасекам лицом, то есть шанс возродить былую славу приморского меда. Видеорепортаж Максима Бордакова

В Приморье начался липовый медосбор. В этом году ароматные цветы лопнули позже обычного, но пчеловоды края все равно дают неплохие прогнозы на урожай. Еще 30 лет назад Приморье давало стране почти четверть всего произведенного меда. Сейчас не обеспечивает даже свои потребности. В чем причина упадка и когда пасеки вырастут в размерах.

Николай Улитин за пчел всей душой болеет. В свои 92 пенсионер только этим летом стал помощником на пасеке, а не руководителем процесса. Долгие годы знаток пчел в буквальном смысле спал возле улей. А 20 лет назад пришел в общество пчеловодов, которое до сих пор возглавляет. Когда-то такие были в каждом районе края, сейчас в Приморье всего одна подобная организация. Просто объединяться некому.

Николай Улитин, председатель общества пчеловодов: «В нашем обществе пчеловодов в 91 году было 915 членов, они содержали в общей сложности 16 тысяч пчелосемей, сейчас человек 50 если будет, то хорошо».

По данным Сельхозакадемии в Приморье есть все ресурсы для размещения 1,5 миллионов пчелосемей. По факту в общей сложности жители края сейчас держат всего 150 тысяч. И тенденция к уменьшению продолжается. За последние 20 лет пчеловодство пришло в упадок. Государственные фермы закрылись, отмечена гибель насекомых, да и получить образование пчеловода больше негде. Хотя разводить трудолюбивых насекомых можно в любом районе края. Вот и в этом году владельцы пасек ждут хорошего приноса.

Анатолий Улитин, пчеловодов: «По краю везде: и Анучинский район, и Черниговский, Спасский, Яковлевский, и только что я приехал из тайги, у нас в районе липа должна дать».

Неказистый дом, развалины от старого омшаника и всего несколько улей. Это все, что осталось от большого племенного репродуктора. Когда-то здесь исследовательской работой занималась целая группа апиологов. Сейчас в племенном хозяйстве на пчел под научным углом смотрит только один сотрудник. С виду это — обычная пасека, но за количеством меда здесь особо не гонятся. Максим Шаров по пчеловодству защитил диссертацию, племенной работой занимается несколько лет. Его задача — вывести самых сильных и выносливых пчел.

Максим Шаров, научный сотрудник группы по пчеловодству ПримНИИ Россельхозакадеми: «Изучаем более углубленно пчел, отбираем лучшие формы маток, которые по продуктивности превосходят своих сверстниц, у которых наилучшая зимостойкость».

Сейчас ученый работает над тем, чтобы внести дальневосточных пчел в реестр пород. Местные насекомые сформировались естественным путем. Они потомки своих сородичей из Кавказа, Украины и даже Италии. Переселенцы привозили пчел собой, а тут уже все сделала природа. Задача — сохранить пришедшее в упадок пчеловодство и помочь фермерам не боятся заводить пасеки.

Сергей Сидоренко, председатель комитета по продовольственной политике и природопользованию Законодательного Собрания Приморского края: «Средства на поддержку отрасли есть, но они крохотные, и в основном связаны с племенной работой по пчелам, но мы рассчитываем, что с принятием закона эта поддержка будет расширена».

Появление закона назрело давно. Отрасль требует срочной помощи. А в некоторых регионах страны власти уже давно поддерживают пчеловодов и словом, и делом. Главная цель приморского закона о пчеловодстве — создать условия для разведения медоносных пчел. Кроме того, краевые законотворцы предлагают запретить рубку трех видов липы, которые кормят дальневосточных пчел. Если повернутся к пасекам лицом, то есть шанс возродить былую славу местного меда.

 

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: