Жители Владивостока вогнали Хазанова в разочарование

Перед началом единственного концерта в столице Приморья Геннадий Хазанов был немного грустен и раздражен. Впрочем, его можно понять. Не слишком удачная продажа билетов на выступление редко кого из артистов радует…

Тем не менее живости духа Геннадий Викторович не утратил. И даже посмеялся над вопросом корреспондента «В»: в какие времена артистам жилось лучше — при СССР или сегодня?

— Мне всегда жилось и легко, и трудно, — став серьезным, ответил Геннадий Викторович. — И ничего не поменялось, разве что сложности стали другими. Вот, например, то, как продавался этот концерт. И здесь естественно разочарование, особенно если вспоминаешь времена, когда неделю — при полных аншлагах, без остановки — работал во всех городах Приморья: Находке, Дальнегорске, Спасске, Владивостоке…

Но это имеет свои объяснения: мое старение, приход новых кумиров, новой стилистики юмора. В этом смысле я в определенной степени разновидность музейной редкости.

— Не классик?

— Не знаю, что такое сегодня классика. Видел буквально на днях по телевидению, как маленький ребенок говорит: не хочу читать Пушкина, хочу петь блатные песни. И что теперь классика?

— Владивостокскому зрителю вы представляете программу «Я вспоминаю…». Есть в этом что¬то ностальгическое…

— Конечно! Если человек что¬то вспоминает, без ностальгии тут не обойтись. Это вечер воспоминаний о творческом пути, о родителях и друзьях, об известных людях, с которыми довелось встречаться, а также о смешных и грустных моментах биографии… Как тут без ностальгии? Другое дело, что вспоминать свою жизнь можно с сожалением, можно без… Я ни о чем не жалею!

— А зрители надеются, что их ожидает нечто смешное…

— Не знаю, сбудутся чьи¬то надежды или нет. Могу только сказать: я никого не обманываю. Делаю то, что чувствую…

— То есть сегодня вы себя как сатирик и юморист никак не позиционируете.

— Упаси боже, я не сатирик и не юморист. Я артист и занимаюсь актерской профессией. Так что за происходящим с юмором и сатирой на сегодняшнем ТВ и эстраде не слежу, мне это совершенно искренне неинтересно.

— Есть мнение, что из-за поразивших общество уныния и инертности наши граждане так сильно и пристрастились к телеюмору.

— Вот насчет уныния – правда. Прежде всего это крушение ни на чем не основанных иллюзий, веры в волшебные преобразования. У нас так принято: мы все время ждем от нового руководителя государства каких¬то чудес и меньше всего рассчитываем на собственные силы. Вообще уровень личной безответственности – российская традиция. И отмена крепостного права 150 лет назад совершенно не поменяла крепостной менталитет народа, тем более что из этих 150 лет 70 мы жили под крепостным правом большевиков. Говорить о навыке личной ответственности не приходится. Чудес ждать неоткуда. Люди разочаровываются, а отсюда – инертность, безразличие…

— Но вы ведь наверняка находите в сегодняшней жизни поводы для радости?

— Основание для радости – сама жизнь, и чем старше становишься, тем больше это понимаешь. Человек, который может посмотреть на ситуацию чуть сверху, оторваться от тяжелых пут, которые каждого из нас тащат вниз, всегда найдет основания для радости.

А вообще мне особенно некогда специально искать поводы для нее – я так верен своей профессии, что давно живу в режиме трудоголика. И от этого тоже получаю удовлетворение. Не могу сказать, что это абсолютно правильный способ жизни, но у меня – такой… Даже 23 Февраля, как видите, не праздную и 8 Марта тоже вряд ли буду отмечать…

— Сегодня много говорят о воспитании патриотизма…

— А зачем говорить? Производить собственную продукцию и ею пользоваться – это и есть самая высокая форма патриотизма. Любить же некие пространства, болота и деревья – это не патриотизм. Лучше гордиться тем, как живет сегодня твоя страна.

— Вы – патриот?

— Если бы я мог жить без России, давно уже был бы в других странах. Но поскольку я жить без нее не могу… Дальше выводы пусть делают другие: патриотизм это, эгоцентризм – не знаю. Я себя вне России не мыслю.

— Позвольте личные вопросы. Ваша дочь – по профессии балерина – все же пришла в кино, играла как раз в фильме, снимавшемся во Владивостоке…

— Я спокойно отношусь к волеизъявлению человека, который сам определяет свою судьбу. Я рад, что моя дочь настойчивая, талантливая и, как мне кажется, делает на нелегком поприще актрисы неплохие шаги.

— Вы много лет в счастливом браке, Злата Иосифовна – ваш партнер и помощник. Вы знаете какой¬то секрет счастливой семейной жизни?

— Очень простой: нужно почаще ставить себя в положение человека, с которым ты живешь. И не предпринимать глупых попыток реализовать дурацкую формулу: стань таким, как я хочу!

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: