В Приморье молодой мужчина умер, после того как врачи несколько дней не могли распознать воспаление легких?

Евгению Цыбульскому из поселка Зарубино не повезло простудиться перед майскими праздниками. Температура подскочила почти до 40 градусов. На здоровье 30-летний мужчина никогда не жаловался, поэтому обеспокоенная жена вызвала скорую.

— Врач сделала Жене укол, чтобы сбить температуру, — рассказывает Наталья. – Предположила, что у него какая-то инфекция, и посоветовала купить ремантадин, анальгин и парацетамол. Препараты ненадолго сбивали жар, но потом температура подскакивала снова.

Скорую пришлось вызывать каждый день. Евгению становилось все хуже. Как только закончились праздники, он сразу пошел в поликлинику, но терапевт тревожных симптомов не усмотрела. А к ночи кашель стал уже с кровью. И лишь на следующий день вызванные в очередной раз врачи скорой рекомендовали лечь в Хасанскую ЦРБ. Правда, везти туда отказались.

— Ищите транспорт сами, у нас с бензином плохо, а до Славянки 50 километров, — объяснили люди в белых халатах.

Отец сам повез Женю в больницу. Из приемного покоя его тут же отправили в реанимацию. Врач сказал отцу: «Я не бог — готовьтесь ко всему». А после обеда молодой мужчина умер от двусторонней бронхопневмонии, как укажут в диагнозе.

— Если бы Женю нормально лечили, этого бы не случилось, — уверены родные. – Мы даже не знаем, что за уколы ему делали. Врачи скорой ничего не объясняли.

Как сообщает «Комсомольская правда», родственники решили, что виновные должны быть наказаны, и обратились в следственный комитет. Но там, рассказывают они, заводить уголовное дело не стали «за отсутствием события преступления». При этом в документе говорится, что проверка в больнице еще не окончена, а потому нет оснований «для вывода о ненадлежащем исполнении кем-либо из медработников своих обязанностей».

— Со смерти Жени прошло уже пять месяцев, но виновных так и не нашли. Мы боимся, что их вообще не найдут. Дело следователи то открывают, то закрывают, — вздыхают родственники Цыбульского.

— Мы будем добиваться правды в суде, хотя, думаю, это будет нелегко. Медики – особая каста, там каждый друг за друга горой, — считает Игорь Соколов, адвокат семьи. – Сейчас говорят, что непредумышленного убийства не было. А разве неоказание помощи не есть убийство?

У Евгения остался четырехлетний сын Денис. Он говорит, что очень скучает по папе, но знает, что тот больше никогда не придет, потому что папа на небесах.

Комментарий следователя…

— Родственников можно понять — подобные дела действительно иногда затягиваются, — пояснил следователь Эдуард Аркадьев, который занимается проверкой. — Сейчас мы ждем заключения эксперта. Оно поможет определить, была ли врачебная ошибка. Организована медкомиссия, которая также даст оценку действиям врачей. Отказ в возбуждении дела — формальность, просто сроки первой проверки уже истекли. Если в результате проверки будет установлена чья-то вина, то уголовное дело обязательно возбудят.

…и врачей

— У мужчины был тяжелейший случай воспаления легких. Мы были просто не в состоянии спасти его, — говорит начмед Хасанской ЦРБ. — Сейчас в нашей стране и крае наблюдается всплеск заболевания пневмонией. К примеру, в прошлом году мы лечили около 80 солдат. Одного просто чудом удалось спасти. Часто болезнь протекает в тяжелейшей форме, с самыми различными симптомами. Примерно год назад от этой же болезни скончалась наша коллега.

Кстати, врачи скорой помощи, которые не захотели везти Цыбульского в районную больницу, отказались разговаривать с корреспондентами «Комсомолки».