Стартовал повторный суд по делу об аварии на АПЛ \»Нерпа\»

Командира подлодки, гвардии капитана первого ранга Дмитрия Лаврентьева, и матроса-контрактника, гвардии старшину Дмитрия Гробова, судят судья Данил Логачев и коллегия присяжных заседателей, состоящая из девяти женщин и трех мужчин, в большинстве своем пенсионного возраста, — сообщает «КП».

Как известно, первый судебный процесс закончился оправдательным вердиктом присяжных – Лаврентьев и Гробов были признаны невиновными. Повторное судебное разбирательство инициировала военная прокуратура ТОФ, настаивая, что именно командир и матрос виновны в том, что случилась трагедия, погибли двадцать человек, почти четыре десятка серьезно пострадали от отравления ядовитым аэрозолем, хлынувшим без всяких на то причин (пожар и пр.) прямо на людей из лодочной системы пожаротушения.

Итак, командир и матрос вновь на скамье подсудимых. Вновь идет допрос пострадавших – тех, кто выжил четыре с лишним года назад. Они выходят к трибуне, свидетель за свидетелем, и из их показаний в который уж раз складывается картина катастрофы.

Ничего не предвещало, вечер, скоро ужин… Вдруг сверху, из противопожарной арматуры, едкий душ. Два вдоха и – остановка дыхания, паралич рук и ног. Несколько секунд и – герметично задраенные отеки. Успел выскочить – спасся. Не успел – упал, отключился. Надеть средство защиты – ПДА (переносной дыхательный аппарат) – смогли не все. Были и другие случаи: ПДА надеть-то надели, а они не сработали – брак.

Подсудимые, слушая пострадавших, молчат. Главная судебная дискуссия: «Нажимал ли матрос Гробов на кнопки компьютера, отдавая команду на запуск в действие противопожарной системы, и какова степень вины допустившего это безобразие во время ответственных ходовых испытаний командира подлодки Дмитрия Лаврентьева?» — еще впереди. Напомним, Гробов сперва сознался в «шалости», потом отказался: «Кнопки не нажимал!» Лаврентьев своей вины как не признавал, так и не признает.

Присяжные пока тоже молчат. Однако, судя по одному из немногих заданных ими вопросов: «Были ли обнаружены на компьютере отпечатки пальцев Гробова?», заседатели уповают на объективные доказательства «преступного деяния» матроса. Но доказательств, похоже, нет, как нет тех самых отпечатков. Потому что даже если они и были, то после ядовитого душа «сплыли», и не только они – плавились клавиши, пуговицы на одежде, прилипали к полу подошвы…

Интересно, захотят ли услышать присяжные заседатели ответы на вопросы, уже не раз звучавшие как на первом процессе, так и в СМИ: почему до сих пор не расследовано преступление по подмене стандартного огнегасителя – фреона на сильнодействующий растворитель (смесь фреона с тетрахлорэтиленом); почему командир Лаврентьев должен отвечать за объективно недоказуемые действия матроса; почему Минобороны и военно-промышленный комплекс смотрели сквозь пальцы на недоделки корабельной автоматики и на многочисленные факты самопроизвольного срабатывания общекорабельных систем, в том числе и системы пожаротушения, еще до трагедии?

Процесс стартовал. Скоро узнаем.

Полезно знать!



Вместе с этой статьей читают: